БЕЛАЯ, КАК СНЕГ

Именно такой должна быть зимняя защитная окраска. Однако выяснилось, что многие белые пигменты (например, цинковые и свинцовые белила) имеют спектр отражения, сильно отличающийся в ультрафиолетовой области от спектра снега. Это позволяло с помощью специальной фотосьемки легко обнаруживать на снежном покрове самолеты, незаметные для невооруженного глаза.

К октябрю 1941 г. в ВИАМ разработали краску МК-7, недешифрируемую и в ультрафиолетовой области спектра. Она состояла из пасты (мел, разбавленный водой со спиртом и добавкой 0,1-0,2% ультрамарина для устранения желтова-тости мела) и закрепителя (казеиновый клей, перемешанный с водой). Пасту и закрепитель смешивали непосредственно перед применением в соотношении 6:1, фильтровали и разводили до рабочей вязкости водой.

Наносилась краска прямо на летний камуфляж в два слоя пульверизатором или в один-два слоя кистью. Окраска должна была быть ровной, без шероховатостей и через нее должно было «слегка просвечиваться основное лакокрасочное покрытие».

В зависимости от размеров крупинок мела зимняя окраска «съедала» от 10 до 25 км/ч скорости. Существенно уменьшить потерю скорости и даже свести ее на нет можно было, обработав окрашенные поверхности наждачной бумагой или просто грубой тряпкой по только что просохшему слою, но такие меры во фронтовых условиях выглядели мало реальными.

Использовалась МК-7 двумя способами. По инструкции от 12 октября 1941 г., ею покрывали все верхние и боковые поверхности, за исключением опознавательных знаков.

В таком виде самолет предполагалось поддерживать до весны. При появлении на аэродроме проталин краску нужно было частично смыть, а когда снега оставалась совсем мало. белое покрытие полностью удалялось водой или раствором соды.

Во втором случае, не упоминавшемся в приказах, но применявшемся на практике достаточно часто, белая краска наносилась пятнами, образуя, таким образом, зимний камуфляж. При этом возможны были различные варианты сочетаний цветов, которые зависели от фантазии техников и количества имевшейся в наличии белой краски.

Самолеты, выпущенные промышленностью зимой, предписывалось окрашивать МК-7 поверх летнего камуфляжа прямо на заводах.

МК-7 была довольно непрочной и, если покрытие не обновлялось, постепенно стиралась, обнажая летнюю окраску: на самолетах к концу зимы сам собой появлялся так называемый «весенний» камуфляж.

Кроме меловой МК-7, имелись ее модификации МК-7Ш на основе гипса и МК-7Ф (мел, разбавленный водой со спиртом и формалином). Из-за дефицита мела были разработаны и в 1942 г. проходили испытания и другие белые смываемые краски: С-1, С-4а и Б с использованием алебастра, извести или гипса. В январе 1942 г. союзная контора «Ла-кокраспокрытие» предложила рецептуру белой краски для Главного артуправ-ления на базе уральских гипсов. Краска, названная АБ-1, изготовлялась в Перми и служила для окраски самолетов Су-2 на эвакуированном туда заводе № 135. По заключению НИИ ВВС, она по своим свойствам: расходу, привесу, времени высыхания и другим — была очень близка к МК-7, а по маскировочным свойствам (недешифрируемость в ультрафиолете) превосходила последнюю.

Тем не менее широкого распространения в авиации АБ-1 не получила; основной зимней краской оставалась МК-7.

Помимо использования смываемых красок, в документах упоминаются отдельные случаи зимней маскировки самолетов с помощью белых масляных и нитроэмалей и даже алюминиевых аэролаков (например, в 6-м иак в ноябре 1942 г.). Такие попытки пресекались командованием и не являлись системой.

Зимой 1942/43 г. в зимней окраске советских самолетов произошли некоторые изменения. После введения новой камуфляжной окраски истребителей в серый цвет в два тона их перестали покрывать белыми временными красками, что было зафиксировано в ряде приказов. Других классов самолетов это не касалось. Истинной причиной такого решения, видимо, являлось стремление избавиться от неизбежной потери скорости. В связи с этим приведем полный текст письма СВ. Ильюшина наркому авиапромышленности А.И. Шахурину, датированного октябрем 1943 г. (сохранена орфография и пунктуация оригинала).

«Самолет Ил-2 комуфлируется при выпуске с заводов летним и зимним ко-муфляжем.

Зимний камуфляж производится покраской самолета меловой краской, которая по своему качеству пригодна лишь для покраски заборов, но никак не годится для покраски самолетов, во-первых потому, что она делает поверхность самолета неимоверно шероховатой, во-вторых, в процессе эксплоатации краска лупится и самолет становится грязным и еще более шероховатым и в третьих, при смывке этой краски горячей водой нарушается полотняное покрытие самолета и тем самым деревянные части будут загнивать.

Завод № 30 по согласованию со мной предложил покраску самолетов Ил-2 производить по типу самолетов истребителей. т.е.

чтобы эта покраска являлась единой для зимы и для лета.

Был покрашен один самолет Ил-2 по типу истребителей ЯК и ЛА и предъявлен для утверждения Главному Инженеру ВВС КА т. РЕПИНУ. Тов. РЕПИН отклонил наше предложение. Таким образом по прежнему для зимнего камуфляжа остается меловая окраска самолета Ил-2. Тов. РЕПИН в беседе с директором завода № 30 тов. СМИРНОВЫМ высказался, что потеря скорости вызываемая меловой краской не имеет значения для самолета Ил-2.

Считаю необходимым доложить Вам свое несогласие с окраской самолета Ил-2 меловой краской.

Заводы авиационной промышленности проводят большую работу по улучшению производства самолета Ил-2 с тем, чтобы увеличить максимальную скорость самолета, при чем улучшения проводимые заводами стоят больших усилий и трудов. Тем не менее, не взирая на это, тут-же на заводе после того, как поверхность самолета хорошо отделана, самолет размалевывается как самый обыкновенный забор. Конечно, никакого желания у работников заводов вести работу по улучшению аэродинамики самолета Ил-2 не будет, так как все эти труды тут-же уничтожаются.

Прошу Вас поставить этот вопрос перед секретарем ЦК ВКП(б) тов. МАЛЕНКОВЫМ об отмене покраски самолетов Ил-2 в белый комуфляж и утвердить единую окраску по типу истребителей».

Из текста видно не только недовольство краской МК-7. но и то, на каком уровне решались вопросы окраски: свободы действий главного конструктора хватило только на окраску одного «своего» самолета. Впрочем, случайно или нет, но его хлопоты оказались не совсем пустыми и получили свое развитие в конце 1944 г.