ЭКСПЛУАТАЦИЯ И БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ В ГЕРМАНИИ

В Германии все, что летало, находилось под юрисдикцией Люфтваффе. Отдельно морской авиации, как таковой, не существовало. Войсковые испытания Ar 196А-0 в 1939 г. проводила одна из эскадрилий эскадры LG 2, где «обкатывали» и самолеты многих других типов.

Все корабельные разведчики числились за 196-й отдельной бортовой группой (BFIGr 196). Летом 1939 г. первыми Ar 196A-1 начали заменять Не 60 в составе эскадрильи 1/BFIGr 196, базировавшейся в Вильгельмсхафене. После освоения машин экипажами их стали размещать на кораблях — линкорах и крейсерах. Имевшиеся тогда у немцев корабли могли нести по два-три самолета. Один из них стоял на катапульте практически в готовом для взлета состоянии, но не заправленный горючим и без боеприпасов. В ангаре или ангарах машины находились со сложенными крыльями. Горючее и боеприпасы хранились отдельно. Так, тяжелый крейсер типа «Блюхер» нес 4250 л авиабензина (примерно на семь полных заправок), 31 500 патронов для пулеметов, 32 бомбы, позже — еще 4000 патронов для 20-мм пушек.

У корабельных разведчиков была своя специфика. Им предстояло быть «выстреленными» пневматической катапультой. Обычно корабль шел против ветра полным ходом, чтобы увеличить начальную скорость самолета, но можно было «стрелять» и с места. Катапульта разворачивалась вперед под небольшим углом к курсу. На некоторых кораблях ее дорожка еще и телескопически вытягивалась. Сжатым воздухом тележка с закрепленным на ней самолетом выбрасывалась вперед. При этом мотору давали полный газ.

Экипаж в этой ситуации испытывал значительные перегрузки. Добежав до конца дорожки, тележка останавливалась амортизаторами, замки раскрывались, и самолет оказывался в воздухе. Сначала он немного «проседал», но затем выравнивался. Завершив полет, разведчик приземлялся у корабля, и его краном поднимали на борт. Принять самолет назад можно было только при полной остановке.

В ходе войны у немцев появились плавбазы гидросамолетов, реквизированные у авиакомпании «Люфтганза» или перестроенные из торговых судов. Некоторые из них имели так называемый «фартук» — большое прорезиненное полотнище, крепившееся на выставленной за борт стреле. Корабль волочил его, идя малым ходом. Приводнившийся самолет на малом газу «заползал» на «фартук», после чего его поднимали на палубу краном. Выгода состояла в том, что корабль, принимающий гидроплан, продолжал движение и, следовательно, был менее уязвим, чем неподвижная мишень. «Фартуки» имелись также на старых линкорах «Шарнхорст» й°«Гнейзе-нау».

Одним из первых получил Ar 196A-1 «карманный» линкор (тяжелый крейсер) «Адмирал граф Шпее», который в середине августа 1939 г. вышел в Атлантику. Вообще-то по штату ему полагались два поплавковых разведчика, но пришлось обойтись тем, что дали, — одним. Другими кораблями, на которые «ара-до» погрузили буквально за несколько недель до начала Второй мировой войны, были линкоры «Шарнхорст» и «Гней-зенау» (штат — три самолета) и однотипные с «Адмиралом графом Шпее» тяжелые крейсера «Дойчланд» (переименованный по требованию Гитлера в феврале 1940 г.

в «Лютцов») и «Адмирал Шеер» (по два на каждом).

Сразу после начала войны в сентябре 1939 г. «Адмирал граф Шпее» начал топить торговые суда в Южной Атлантике и Индийском океане. При этом его гидроплан неоднократно поднимался в воздух в поиске потенциальных целей. Немецкий рейдер успел пустить на дно 11 судов, прежде чем 13 декабря 1939 г. английские крейсера «Эксетер», «Ахиллес» и «Аякс» настигли его у берегов Южной Америки. Первый же залп англичан вывел на «Шпее» из строя катапульту и самолет. В ходе боя немецкий крейсер получил серьезные повреждения, и экипаж вынужден был затопить его в устье Ла-Платы, чтобы не сдавать противнику.

Осенью 1939 г. переход бортовых эскадрилий со старых разведчиков-бипланов Не 60 на Ar 196A-1 завершился. Их получили также легкие крейсера «Лейпциг» и «Нюрнберг» (по два гидроплана на каждом). К эскадрилье 1/BFIGr 196 в Вильгельмсхафене добавилась 5/BFIGr 196, базировавшаяся в Хольтенау под Килем. Постепенно к имевшимся кораблям присоединялись новые, достраивавшиеся уже в ходе войны. По три «арадо» получили тяжелые крейсера «Блюхер», «Адмирал Хиппер» и «Принц Ойген». Могучие линкоры «Бисмарк» и «Тирпиц» имели по две катапульты и теоретически могли разместить до шести разведчиков, но реально каждый получил по четыре машины. Это уже были А-4 с усиленным вооружением, которые можно было использовать для прикрытия корабля с воздуха.

«Адмирал Хиппер» принял участие в операции «Везерюбунг» — вторжении в Данию и Норвегию. Он вошел в состав соединения, направлявшегося в Норвегию.

На подходе к порту Тронхейм 8 апреля 1940 г. с крейсера для разведки подняли самолет. В районе Кристиан-зунда, южнее Тронхейма, он был атакован норвежским поплавковым разведчиком MF.11 лейтенанта К. Кьоса — довольно тихоходной одномоторной машиной, но с более сильным вооружением, и, как ни странно, был принужден к посадке у местечка Ауной, где базировались норвежские гидропланы. С трофейного самолета смыли немецкие кресты и нанесли норвежские опознавательные знаки; машину зачислили в состав эскадрильи FA-2. 18 апреля норвежский пилот перегнал трофейный «арадо» в Великобританию, где его направили в испытательный центр морской авиации МАЕЕ. 26 апреля эта машина, которую пилотировал англичанин С. Биэс, капотировала при посадке на озеро Гар-Лох в Шотландии близ Хеленсборо. Самолет был разбит и списан.

Во вторжении в Норвегию участвовал и тяжелый крейсер «Блюхер». Он нес на борту только два «арадо», поскольку на корабль пофузили войска и их снаряжение. Но его гидропланам не довелось сделать ни одного боевого вылета. В узком Осло-фьорде «Блюхер» 8 апреля был обстрелян береговыми батареями. Второй попавший в крейсер снаряд разнес ангар и оба самолета. Затем корабль поразили две торпеды, выпущенные в упор (с 300 м) береговой батареей, упрятанной в скале. Начался пожар, стали рваться боеприпасы, и крейсер затонул.

9 апреля немцы захватили Тронхейм. При этом два оставшихся самолета «Хиппера» совершили несколько вылетов на разведку. Немцы провозились в Норвегии довольно долго. «Адмирал Хиппер» успел сходить в Германию на ремонт (его таранил английский эсминец) и вернуться в Тронхейм.

Там он стоял на якоре, а «арадо» патрулировали окрестности. 26 июня один из них обнаружил всплывшую подводную лодку и сбросил на нее две бомбы. Экипажу за якобы потопленную субмарину повесили «Железные кресты», но на самом деле английская подлодка «Тритон» благополучно ушла.

Первые Ar 196A-2 поступили в 1-ю эскадрилью 706-й береговой группы (1/KuFIGr 706). Ее состав был смешанным; кроме «арадо», в ней имелись двухмоторные поплавковые Не 115В. После оккупации Дании эскадрилью разместили в Аальборге, откуда ее самолеты начали патрулирование балтийских проливов. 5 мая 1940 г. два Ar 196А-2 из этой эскадрильи успешно атаковали английскую подводную лодку «Сил» в проливе Каттегат. Субмарина ставила здесь мины, но подорвалась сама и лишилась возможности погрузиться. Ее обнаружил лейтенант Г. Меренс, сбросивший затем на субмарину бомбы и обстрелявший из пушек. Затем к нему присоединился пилот второго немецкого гидроплана. Лодка была захвачена, причем взятый в плен командир «Сил» был доставлен Мерен-сом на берег на своем «арадо».

27 июня 1940 г. крейсер «Адмирал Хип-пер» ушел в Атлантический океан для охоты за торговыми судами. В их поиске неоднократно задействовались корабельные разведчики. Результатом стал всего один захваченный норвежский пароход. Зато потеряли два «арадо». Один заблудился, но все-таки дотянул до побережья Норвегии. Второй перевернулся при посадке в волнующемся море. Экипаж с него сняли, а самолет пришлось добить из зенитных автоматов.

Получили Ar 196А также некоторые из вспомогательных крейсеров — реквизированных в начале войны быстроходных торговых судов, на которые установили вооружение.

По штату, каждому полагались один или два самолета-разведчика. Катапульты на вспомогательных крейсерах отсутствовали, машины спускали на воду и поднимали обратно краном. Поэтому и «арадо» на них встречались разных модификаций.

Вспомогательные крейсера выпустили в океан для охоты за торговыми судами противника. Первый из них — «Орион», маскировавшийся под пароход «Совет», приписанный к Владивостоку, вышел в море в ночь с 6 на 7 апреля 1940 г., имея на борту один Ar 196А-1. Он прошел через Южную Атлантику и Тихий океан. На поставленных им минах у берегов Новой Зеландии подорвалось несколько судов. «Орион» орудовал в южной части Тихого океана и в Индийском океане. При этом несколько раз для разведки поднимали в воздух гидроплан. При посадке 2 октября 1940 г. он перевернулся, был поднят потом из воды, но повреждения не позволили использовать его далее. При заходе корабля в Японию место «арадо» занял японский разведчик-биплан.

«Арадо» находились и на других вспомогательных крейсерах. В их число вошли: «Комет» (проведен советскими ледоколами Северным морским путем в Тихий океан в августе 1940 г., один самолет), «Атлантис» (два самолета), «Пингвин» (два), «Корморан» (два), «Михель» (тоже два), «Виддер» (один) и, возможно, также «Коронель». «Атлантис» и «Пингвин» несли первоначально Не 114В, а «арадо» получили с судов снабжения уже во время действий в океане. Так, на «Атлантис» два Ar 196А-1 перегрузили прямо в море с корабля снабжения «Аль-стеруфер» в апреле 1941 г. Самым удачливым из вспомогательных крейсеров стал знаменитый «Тор», бывший сухогруз, на котором с самого начала базировался один «арадо».

За два похода этот корабль потопил и захватил 22 судна.

На «Пингвине» выработали собственную тактику, в которой бортовой «арадо» играл не последнюю роль. Для маскировки на самолет нанесли английские опознавательные знаки. Разведчик находил цель, сообщал о ней на рейдер по радио, а затем пытался остановить пароход. Первостепенной задачей считалось лишить судно связи, чтобы оно не могло вызвать на подмогу военные корабли. Для этого с гидроплана выпускали на тросе болванку и обрывали ею антенну радиостанции. Затем обстреливали из пулемета мостик и рубку, вынуждая судно остановиться или замедлить ход.

Маскировка самолетов-разведчиков под иностранные практиковалась и на других рейдерах. Так, на «Виддере» «арадо» одно время нес опознавательные знаки французской морской авиации.

К концу 1940 г. в Люфтваффе имелось в общей сложности 32 Ar 196А. Далее их количество постоянно увеличивалось.

В конце мая 1941 г. линкор «Бисмарк» и тяжелый крейсер «Принц Ойген» совершили рейд в Атлантику. После боя с соединением англичан, завершившегося потоплением линейного крейсера «Худ», «Ойген» вернулся в Сен-Назер, а «Бисмарк» отделился и пошел дальше. Его засекли английские летающие лодки «Каталина». В попытках отогнать их Ar 196А-4 неоднократно запускались с борта линкора. Первый и последний поход «Бисмарка» закончился гибелью. Сначала его атаковали торпедоносцы, поднявшиеся с авианосца «Арк Ройял», а затем добили торпедами и артиллерийским огнем английские корабли.

К середине 1941 г. Ar 196А стали активно действовать с береговых баз.

Эскадрилью 5/196, укомплектованную Ar 196А и Не 114В, перебросили во Францию, на побережье Бискайского залива. Там проходили пути немецких подводных лодок, идущих в Атлантику. За ними охотились самолеты Берегового командования Королевских ВВС — «уитли», «каталины» и «сандерленды». «Арадо», в свою очередь, предстояло преследовать эти машины. «Каталину» Ar 196А-2 догонял легко, «Уитли» и «Сандерленд» — настигал при благоприятных условиях. С последним, большой четырехмоторной летающей лодкой, приходилось еще и потягаться в огневой мощи. Например, с кормы «немца» встречала счетверенная установка с гидроприводом. Американский противолодочник «Хадсон» от «арадо» уходил довольно легко, пользуясь преимуществом в скорости. Но в целом немцы действовали довольно успешно, сбив немало английских патрульных самолетов. В качестве ответной меры англичане выпустили над морем двухмоторные истребители «Бофайтер», превосходившие Ar 196А не только в скорости, но и в огневой мощи.

Поступили гидропланы и в некоторые авиационные школы, такие, как школа на озере Рибниц, готовившая пилотов морской авиации, и школа в Парове, выпускавшая специалистов по вооружению морских самолетов.

Начало войны с Советским Союзом вынудило произвести передислокацию гидроавиации. Эскадрилья 1/BFIGr 196 оставалась в Вильгельмсхафене до 25 августа 1941 г., когда 15 ее самолетов перевели в Ставангер в Норвегии в распоряжение 5-го воздушного флота. Три машины действовали в этом районе автономно под обозначением «звено «Арадо».

Эскадрилья 1/KuFIGr 706 тоже некоторое время находилась в Норвегии. Однако почти сразу ее возвратили в Германию для перевооружения на гидропланы других типов, но «арадо» остались в составе эскадрильи наряду с трехмоторными BV 138. С ними она возвратилась в Норвегию. Береговые группы к этому времени стали именоваться морскими разведывательными (SAGr). «Арадо» получили и другие эскадрильи: 2/SAGr 131 имела в своем составе как «арадо», так и BV 138, a 2/SAGr 125 полностью вооружили Ar 196А-3. Последняя с июня 1941 г. действовала против советского флота на Балтике. Ее самолеты вели разведку в море и на побережье, а также работали как истребители против тихоходных советских летающих лодок МБР-2. Для них они являлись опасными противниками. Например, 15 июля 1941 г. «арадо» сбили МБР-2. С конца 1941 г. эта эскадрилья базировалась в Констанце в Румынии, а затем ее отправили в Эгейское море.

На Балтике были случаи применения и катапультных разведчиков с кораблей. Например, в сентябре 1941 г. крейсер «Лейпциг» поднимал свой Ar 196А для корректировки огня по советским войскам на полуострове Сворбе. Летчики своевременно предупредили корабль о приближении торпедных катеров. Их атака была отбита, один катер потоплен.

Сообщения об уничтожении «арадо» появились в документах советских авиачастей практически с самого начала войны. Но большинство из них при проверке оказываются не слишком достоверными. Плохо зная технику противника, наши летчики часто путали «арадо» с гидросамолетами других типов.

Только этим можно объяснить, например, доклады о сбитии «Арадо-196» на Черном море летом 1941 г., когда там не имелось ни немецких, ни болгарских, ни румынских машин этого типа.

В феврале 1942 г. при прорыве эскадры германских кораблей из Бреста в Киль командир «Принца Ойгена» использовал свои гидропланы для отражения налетов английской авиации. Вместе с истребителями прикрытия они вели бой с торпедоносцами «Бофорт», которые шли в сопровождении тяжелых истребителей «Бофайтер» и «Бленхейм». На счет «арадо» относят по крайней мере один сбитый самолет. Вряд ли крейсер принял свои разведчики обратно, на полном ходу сделать это невозможно. Скорее всего, они приводнились где-то у берега.

В августе 1942 г. немцы отправили тяжелый крейсер «Адмирал Шеер» и несколько подводных лодок к Новой Земле, стараясь помешать движению судов по Северному морскому пути. Их поддерживали пять летающих лодок (две из них вскоре были потеряны), для которых на острове подготовили тайную базу. На борту крейсера почему-то находился всего один «арадо». Войдя в Карское море, корабль неоднократно поднимал в воздух свой самолет для ледовой разведки. Эффективность ее ограничивалась неисправностью компаса на разведчике, поэтому пилот старался оставаться в пределах видимости «Шеера». Когда компас починили, «арадо» стал улетать подальше. В одном случае он засек караван из девяти судов и ледокола (судов на самом деле было 12). Караван спасло то, что экипаж разведчика перепутал направление его движения, сообщив о курсе на юго-запад, а не на восток. «Шеер» остановился и стал ждать, когда добыча сама придет к нему.

А суда ушли в туман и скрылись из виду…

Через три дня «арадо» вновь обнаружил караван, но крейсеру трудно было его догнать, лавируя во льду. Горючее для разведчика кончалось. Пребывание «Адмирала Шеера» в Карском море перестало быть тайной. 24 августа немецкий гидроплан увидели полярники со станции на острове Гейберга. Описание машины, не похожей ни на один советский самолет, по радио отправили в штаб морских операций. Последний полет разведчика с «Шеера» состоялся 25 августа. При посадке он получил значительные повреждения, и на борт его поднимать не стали, расстреляв из зенитки. После этого крейсер повернул назад, завершив рейд потоплением ледокольного парохода «Сибиряков» и обстрелом порта Диксон.

В самом конце 1942 г. отряд немецких кораблей, куда входил крейсер «Адмирал Хиппер», отправился к острову Медвежий на перехват конвоя, шедшего из наших северных портов на запад. Во время поиска он напоролся на английские крейсера и эсминцы, которые вступили в бой. Англичане поразили «Хиппер» несколькими снарядами. Один из них попал в ангар — хранившиеся там самолеты загорелись. Покалеченному кораблю удалось уйти, позже он прошел ремонт, но почти не плавал.

Самолеты эскадрильи 5/196 вели разведку в Бискайском заливе и над Ла-Маншем. Нередко они сами нападали на встречные машины противника. Так, 29 января 1943 г. обер-лейтенант Вурм добил ранее поврежденный зенитками английский двухмоторный бомбардировщик «Бостон».

«Арадо» стали по-настоящему многоцелевыми машинами. Они сопровождали конвои транспортов, боевые корабли, вели разведку над морем и прибрежными районами суши, осуществляли поиск подводных лодок, штурмовали катера и небольшие суда, перебрасывали штабных офицеров и фельдъегерей, доставлявших документы.

Использовали их и для спасательных работ — поиска экипажей сбитых самолетов и потопленных кораблей. Ar 196A в Эгейском море нередко эскортировали тихоходные поплавковые транспортные самолеты Ju 52/3m See, перевозившие грузы для гарнизонов небольших островов. Важную роль играли «арадо» в борьбе с партизанами. Местное население жило в основном рыбной ловлей, поэтому располагало значительным количеством небольших парусных и парусно-моторных судов. На них партизанские отряды перебирались с острова на остров, перевозили оружие и боеприпасы. Самолеты пытались контролировать передвижение этих суденышек, помогали катерам останавливать подозрительные. Иногда они вмешивались и в боевые операции на суше, поддерживая карателей бомбами и пушечным огнем.

Базировались «арадо» не только в бухтах морей, но и на озерах и в устьях рек. Для обеспечения боевой работы гидросамолетов немцы иногда применяли плавучие базы — суда, снабжавшие их горюче-смазочными материалами, боеприпасами. Там могли организовать и отдых экипажа, и ремонт машины.

В конце 1942 г. несколько «арадо» передали обеспечивавшей специальные операции группе III/KG 100. Они использовались для переброски агентов и различных грузов для разведгрупп.

К июню 1943 г. в строевых частях Люфтваффе насчитывалось 128 Ar 196 разных модификаций. В 3-м воздушном флоте ими были укомплектованы обе эскадрильи группы SAGr 128 (всего 24 машины). В списках 4-го воздушного флота не значится ни одной части, полностью вооруженной «арадо», но в двух эскадрильях группы SAGr 125 имелось по звену этих гидропланов (по три самолета в каждом).

Самым большим количеством Ar 196A располагало командование «Юго-Восток», отвечавшее за восточную часть Средиземноморья, — 49 машин. На них летали три эскадрильи группы SAGr 126 плюс эскадрилья 2/SAGr 125. В 5-м воздушном флоте на севере насчитывалось всего 13 самолетов этого типа, разбросанных по одному-два звена по трем эскадрильям групп SAGr 406 и SAGr 706. Особняком стояли эскадрильи бортовой группы 196, самолеты которых были приписаны к боевым кораблям. Всего в этой группе числилось 36 «арадо». Но периодически эти машины работали с береговых баз. На Балтике (командование «Остзее») строевых частей с «арадо» не имелось.

В стычках с вражескими самолетами Ar 196А зачастую выходили победителями. Так, летчики эскадрильи 1/SAGr 128 только за июль — август 1943 г. претендуют на 11 воздушных побед. Шесть из них якобы одержал обер-лейтенант Вурм. В списке фигурируют не только неторопливые тяжелые бомбардировщики «Галифакс», но и двухмоторные истребители «Бофайтер» и даже один быстроходный «Москито». Против истребителей шансы Ar 196A были невелики. Так, 29 сентября 1943 г. у острова Эльба «спитфай-ры» расправились сначала с одним, потом еще с двумя «арадо». 6 декабря того же года два патрульных гидросамолета попались американским истребителям у французского побережья южнее Канн. Один из них упал в море, причем немцы признают потерю самолета и трех человек на его борту (возможно, машина перевозила пассажира?), второй гидроплан, подбитый, дотянул до Сан-Рафаэля; оба члена экипажа были ранены.

4 декабря 1943 г.

сержант Р. Виллис, пилотировавший «Бофайтер» из 47-й эскадрильи, обнаружил сидящий на воде у берега «арадо» и второй, кружащийся над ним. Это были машины из эскадрильи 2/SAGr 126. Одна из них приводнилась из-за поломки, а вторая старалась прояснить ситуацию. Виллис пошел в атаку и сначала сбил тот самолет, что находился в воздухе, а затем обстрелял гидроплан на воде. После этого «Бофайтер» улетел, а на помощь экипажу поврежденного Ar 196A прибыли еще две такие же машины. Первая приняла на борт раненого пилота, унтер-офицера Штейн-брехера, и благополучно доставила на базу. А вот второй не повезло. Приводнилась она нормально, на нее перебрался стрелок-радист с подбитого самолета, но во время взлета нагрянули четыре «бо-файтера». «Арадо» погиб со всеми находившимися на нем людьми.

С конца 1941 г. большая часть группы SAGr 125 базировалась в Севастополе. Ее эскадрильи летали на трехмоторных летающих лодках BV 138, но штабное звено располагало также тремя «арадо».

В сентябре 1943 г. «арадо» использовали при разоружении итальянских гарнизонов на Цикладских островах. Они совершали демонстрационные полеты для устрашения бывших союзников, иногда со стрельбой и бомбометанием, а также сопровождали суда с немецкими солдатами.

Разумеется, на войне не обходилось без потерь. «Арадо» сбивали зенитчики, расстреливали истребители. Но интересно, что потери немецких гидросамолетов за счет аварий существенно превышали боевые. Превалировали неудачные посадки при большой волне с капотированием и отказы моторов в полете с последующей вынужденной посадкой в море, а также столкновения на рулении с кораблями или другими гидропланами.

Некоторые источники указывают, что в 1943 г.

один из немецких пароходов, прорвавшихся через блокаду, доставил в Сингапур (по другим данным, в Пенанг в Малайе) два «арадо». Они предназначались для разведки в районах действия немецких подводных лодок. Самолеты получили японские опознавательные знаки. Летали на них немцы или японцы — неизвестно. После капитуляции Германии в мае 1945 г. одна из этих машин перешла к японской морской авиации. Позже ее перегнали в Индокитай, где в конце войны захватили французы.

Вся группа SAGr 126 воевала в Средиземноморье до конца 1944 г. Позже две ее эскадрильи отправили на Восточный фронт. В частности, они действовали на Дунае.

В заключительной фазе войны немцы неоднократно использовали крупные корабли для поддержки в прибрежных районах своих отступающих войск. В июле 1944 г. эсминцы и тяжелый крейсер «Принц Ойген» действовали у города Туккумс в Рижском заливе. Обстрел корректировали со всех трех самолетов крейсера. Результатом, по немецким данным, явилось подавление советской артиллерийской батареи.

В октябре того же года «Принц Ойген» и «Лютцов» отправили под Мемель (ныне Клайпеда). Корабли постоянно подвергались атакам советских штурмовиков, пикировщиков и торпедоносцев. Чтобы справиться с ними, в дополнение к истребителям прикрытия поднимали в воздух корабельные разведчики. В одном случае Ar 196A с «Лютцова» якобы вел бой с четырьмя «аэрокобрами» сразу и ушел небитым, а в другом — с двумя Як-9. Боевые корабли не могли останавливаться, чтобы взять гидропланы обратно на борт. Поэтому использовали плавбазу «Ханс Альбрехт Ведель», которая обеспечивала самолеты горючим и боеприпасами.

Кончилось тем, что с крейсеров «арадо» вообще забрали и разместили на берегу, снабжая с плавбазы.

Один из гидропланов «Лютцова» попытался даже поработать как штурмовик над сушей. Он сбросил на мост, по которому двигались танки, две бомбы (но не попал) и обстрелял из пушек и пулеметов скопление советских войск.

В январе 1945 г. «Принцу Ойгену» поставили задачу: поддержать артиллерийским огнем отступающие немецкие войска в районе Данцига. Он занимался этим несколько дней, в одном случае используя для корректировки стрельбы свой «арадо». Подобным образом действовали все еще оставшиеся у немцев крупные боевые корабли, сосредоточенные на Балтике.

Эскадрилья 1/196 постоянно находилась в Норвегии вплоть до возвращения в Германию в 1944 г. Ее начали развертывать в группу трехэскадрильного состава, но к концу войны она опять «усохла» до одной эскадрильи, базировавшейся в Гроссенброде.

Поскольку производство Ar 196А прекратилось, количество их к концу войны значительно уменьшилось. Часть самолетов передали союзникам — Болгарии и Румынии, но гораздо больше списали после аварий и воздушных боев. Машин в состоянии, пригодном для эксплуатации, к моменту капитуляции Германии осталось совсем немного. Они стали трофеями советских, английских и американских войск.