ЭКСПЛУАТАЦИЯ И БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ, НА ПЕРЕДОВОЙ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

Первые штурмовики А-10А поступили на вооружение 355-го тактического авиакрыла, включавшего четыре эскадрильи — 33, 357 -ю и 358-ю, в марте 1976 г., на пять месяцев позже запланированного срока. На базе этого крыла проводился финальный этап эксплуатационных испытаний. Именно его летчики впервые продемонстрировали новый штурмовик за границей, в Фарнборо в Англии, после чего приняли участие в учениях на территории Западной Европы. В январе 1977 г. четыре А-10А 355-го авиакрыла испытывали в арктических условиях на авиабазе Иельсон. В апреле — мае того же года крыло впервые приняло участие в ежегодных учениях «Ред флэг». На них отрабатывалась тактика боевого применения штурмовиков, в том числе их взаимодействие с боевыми вертолетами. Эти учения известны тем, что в них всегда использовались «агрессоры» — самолеты, имитирующие тактику советских истребителей. Мишенная обстановка на полигонах обозначала типичные позиции советских ЗРК, в качестве целей применялись макеты советской боевой техники.

На 355-е крыло были возложены в основном учебные функции. Там готовили «хог-драйверов» — «погонщиков свиней», как прозвали в американских ВВС пилотов-штурмовиков. Перевооружение всего крыла завершили весной 1979 г.

Штурмовики А-10А в конце 1976 г. начали поступать также на вооружение 354-ГQ тактического крыла (353, 354, 355-я и 356-я эскадрильи). В середине октября следующего года 356-я эскадрилья достигла состояния первоначальной оперативной готовности. В ноябре 1979 г. 353-ю эскадрилью для демонстрации силы не столько кубинцам, сколько Советскому Союзу, перебросил и на базу Гуантанамо на Кубе.

Основным потенциальным полем боя для А-1 ОА считалась Европа.

В феврале 1978 г. командование ВВС США огласило свой выбор — штурмовики поступят на вооружение 81-го тактического авиакрыла. Его эскадрильи дислоцировались на британских авиабазах Бентватерз и Вуд-бридж. Крыло не только сдавало свои «фантомы», но еще и меняло штатное расписание: вместо четырех эскадрилий вводил ось шесть. Фактически разворачивалось не одно, а целых полтора крыла новейших штурмовиков, по мнению некоторых стратегов, способных чуть ли не самостоятельно остановить гвардейские танковые армии Группы советских войск в Германии.

Перевооружение крыла началось в январе 1979 г. Первой штурмовики получила 92-я эскадрилья. К 1980 г. 108 штурмовиков из 81-го авиакрыла были готовы к выполнению поставленных задач. Летчики активно осваивали театр военных действий, периодически работая с западногерманских аэродромов Зембах, Альхорн, Лейпхейм и Нюрвениш. Именно с этих баз штурмовикам предстояло действовать против танков армий стран Варшавского Договора в случае возникновения войны. Кроме того, для взлета и посадки штурмовиков в военное время выделялись участки автобанов. Время от времени самолеты перебрасывали на учения в Италию и Норвегию.

Поначалу А-10А восторгов У личного состава не вызвал. Пилоты, даже молодые, проходили подготовку на сверхзвуковых УТС Т-28. У штурмовика — иные высоты, иные скорости. Отсюда и первые отзывы летчиков о якобы плохой управляемости А-1 ОА. К тому же в первое время отмечалась высокая аварийность штурмовиков в силу большого количества маловысотных полетов в не самом простом с точки зрения метеоусловий воздушном пространстве Западной Европы.

Нередко в кабины штурмовиков попадали парни, уже обжившие кресла «фантомов» И «иглою>.

Всех их удивляла малая скорость А-1 ОА. Первое впечатление обманчиво… Многие потом признавались, что настоящее ощущение скорости получили, только летая на штурмовике. Все относительно: поход «за два Маха» на практическом потолке ощущается прежде всего по показаниям приборов. Скоростемер штурмовика находится за остеклением фонаря кабины — это земля, над которой пилот про носится всего-то в сотне-другой метров на совсем «небольшой» скорости в 450 — 550 км/ч. Чуть-чуть ручку от себя и…

Учебные воздушные бои с истребителями только укрепляли веру летчиков в свои внешне неуклюжие машины. На высоте любой истребитель легко «делал» А-10А. На малых высотах расклад получался совсем иным. Нет, штурмовики не «сбивали» F-15 или F-5 из эскадрильи «агрессоров», но зато у тех вообще не было шансов сделать из «Хога» шашлык.

В Европе штурмовики отрабатывали совместные действия с боевыми вертолетами — «кобрами» и «апачами». А-10А отводилась самая опасная работа — уничтожение мобильных средств ПВО бронетанковых частей: 3СУ-23-4 «Шилка» И самоходных 3РК. Отрабатывалась атака четверкой самолетов в разомкнутом боевом порядке «ромб» на предельно малой высоте с использованием складок местности. Для поражения бронетехники приоритетным оружием считалась пушка. Рубеж открытия огня -760 м (2500 футов), за 460 м (1500 футов) до цели стрельба прекращалась. Стрелять с большей, чем 2500 футов, дистанции не рекомендовалось из-за значительного рассеивания снарядов, а также по причине дымообразования при стрельбе из бортовой пушки, которое серьезно осложняло прицеливание.

С более коротких, чем 1500 футов, дистанций стрельба считалась опасной из-за возможного попадания в самолет осколков, высеченных из брони цели 30-мм снарядами. На пилотов А-10А также возлагалась задача борьбы с боевыми вертолетами Ми-24.

Высокую аварийность многие специалисты связывали с отсутствием на штурмовике инерциальной навигационной системы. Действительно, даже простой полет по маршруту на малой высоте в пасмурную погоду совсем не прост. В то же время некоторые пилоты не считали наличие ИНС на борту необходимостью. В интервью, данном американскому журналисту в 1983 г., пилот А-10А, много летавший в Европе, сказал: «Лично я считаю, что нет большой разницы в пилотировании самолета визуально или с помощью ИНС. Нам не требуется попасть в «игольное ушко», используя при этом карту, как пилотам скоростных самолетов, действующих на больших высотах. ИНС в любой момент может отказать, и что тогда? Между картой и ИНС я всегда выберу карту».

Тем не менее именно машины 81-го крыла первыми получили ИНС. При этом старались даже ненадолго не потерять боеспособность соединения. Свои самолеты пилоты 81-го крыла отгоняли через Атлантику в США, на авиабазу Маккли-лэн, где штурмовики ставили на доработку. Взамен они получали новенькие «хоги» С уже установленными в заводских условиях ИНС и опять гнали их через Атлантику, но в обратном направлении. Каждый летчик четко знал, где он будет действовать в случае возникновения войны. Район боевых действий для отдельно взятого пилота имел размеры 100 миль в длину и 20 — в ширину.

В пределах этого участка он мог летать, не пользуясь картой. В Германии постоянно находилось не менее 32 штурмовиков, с 1988 г. — 24. Обычно каждый летчик 81-го крыла две недели проводил в Германии, выполняя в среднем по два полета каждые сутки, после чего «отдыхал» четыре недели в Британии, летая два раза в неделю. В случае войны на каждой из четырех основных западногерманских баз разворачивалось по 18 штурмовиков из следующего расчета: три пары «хогов» наносят удар по войскам Варшавского Договора, еще три находятся на маршруте, а шесть штурмовиков пополняют запасы топлива и боеприпасов на аэродроме.