Эксплуатация и боевое применение, освоение

Первые PZL-37A, полученные польскими ВВС в марте 1938 г., поступили в Эскадру (эскадрилью) серийных самолетов Отдельного опытного дивизиона. Там они фактически проходили развернутые войсковые испытания, а также служили для подготовки летного и технического состава. До конца года все эти машины летали без вооружения и значительной части оборудования.

Затем невооруженные машины типов А и Abis собрали в учебный дивизион 1-го авиаполка. Там приступили к планомерной подготовке экипажей для формируемых боевых частей. По планам польского командования, к 1 апреля 1940 г. в строю должно было насчитываться около 100 «лосей». Они разбивались на эскадры (эскадрильи) по шесть самолетов; две эскадры объединялись в дивизион.

Освоение новой техники началось в учебном дивизионе 1-го авиаполка. Затем из него выделили Учебную бомбардировочную эскадру, укомплектованную только «лосями». Она дислоцировалась сперва на варшавском аэродроме Океце, возле завода, а с апреля 1939 г. — в Ма-лашевичах, у реки Буг. По польским нормам, вооружение и та часть оборудования, которая поставлялась со складов ВВС, не устанавливались на заводе, а должны были монтироваться непосредственно в войсках. Для первоначальной подготовки летчиков все это было не нужно, поэтому и не устанавливалось.

Первыми начали формироваться 210-й и 220-й дивизионы. Первый комплектовался пилотами, ранее летавшими на трехмоторных «фоккерах», второй — на легких бомбардировщиках «Карась». Предполагалось, что экипажи пройдут первоначальную подготовку в Учебном дивизионе, а затем курс боевой подготовки в 220-м дивизионе, считавшемся тренировочной частью; 210-й же дивизион с самого начала готовился как боевой.

Каждая эскадра на тот момент получила по три бомбардировщика, позже их собирались довести до штата, а в перспективе укомплектовать девятью машинами каждую.

В конце августа 1938 г. три PZL-37Abis под командованием генерала Райского совершили перелет из Варшавы в Софию и обратно.

Подготовленные экипажи вошли в состав 211-й и 212-й эскадр 210-го дивизиона. Туда же передали часть самолетов модификаций А и Abis. С марта 1939 г. эти подразделения начали пополняться «лосями В». Звенья обычно состояли из одного PZL-37A и двух PZL-37B, выстраивавшихся клином («Лось А» шел ведущим).

С этого времени приступили к усиленным тренировкам в групповых полетах в простых и сложных метеоусловиях, бомбометании и воздушной стрельбе. «Лоси» звеньями совершили ряд перелетов в пределах Польши. 23 — 25 Марта новые бомбардировщики приняли участие в больших маневрах ВВС. Они имитировали налеты на Варшаву. Истребители Р-11С пытались их перехватить, но не могли до-гнать даже в горизонтальном полете. Но это не «лоси» были так хороши, а польские истребители безнадежно устарели.

ВВС страны сильно отставали в освоении новой техники от плановых показателей. Польские генералы, тем не менее, верно следовали заветам китайского военачальника Сунь Цзы, который учил: «Если ты чего-то не можешь, делай вид, что можешь!» Когда в феврале 1939 г. в Варшаву прибыл итальянский министр иностранных дел граф Чиано, он увидел на аэродроме ряды новеньких бомбардировщиков, вокруг которых суетились экипажи. Этот факт был оценен и в Риме, и в Берлине.

На самом-то деле лишь половина из них вообще могла летать, а остальные спешно перетащили из заводских цехов, прикрыв капотами отсутствующие моторы.

С марта 1939 г. началось формирование второго боевого дивизиона — 215-го. В его состав вошли 216-я и 217-я эскадры. В мае эта часть уже считалась боего-товой. Всего в середине мая в польских ВВС насчитывалось 66 «лосей». Машины типов А и Abis почти полностью передали для учебных целей. 3 Мая 1939 г. 15 PZL-37 в парадном строю прошли над Варшавой.

При освоении новых бомбардировщиков выявилось немало недостатков. Моторы польского производства были менее надежны, чем английские. Иногда это приводило к авариям и вынужденным посадкам. Встречались проблемы и с прочностью отдельных узлов. Так, 18 июня 1939 г. самолет из 217-й эскадры отправился на учебное бомбометание. В полете заглох один из двигателей, из-за чего пилот Твардава сел «на брюхо» на поле. Оказалось, что разрушилось крепление моторамы.

Всего в процессе переподготовки летчиков было разбито не менее восьми машин первых серий.

Оригинальные польские бомбодержатели далеко не всегда срабатывали. На показательном бомбометании осенью 1938 г. самолет сбросил не все цементные практические бомбы; часть из них осталась в отсеках. Летчик начал показывать фигуры пилотажа, и в этот момент они посыпались вниз. Несколько штук упало на территорию завода, а одна угодила в дверь ангара, где стояли самолеты 1-го авиаполка. После скандала в конструкцию внесли изменения, но все равно держатели приходилось постоянно контролировать и часто менять их регулировку.

В то же время «Лось» имел немало и положительных особенностей.

Он был прост и приятен в пилотировании, устойчив в полете, легко мог работать с небольших и неровных полевых аэродромов.

Согласно структуре польской военной авиации, утвержденной весной 1939 г., предусматривалось направить все «лоси» в Бомбардировочную бригаду которая должна была состоять из пяти эскадр легких бомбардировщиков «Карась» и четырех эскадр «лосей». Это соединение относилось к резерву главного командования. На 24 июня все четыре эскадры довели до штатной численности — по девять машин в каждой. В дополнение к этому имелся резерв — 38 самолетов.

Для «лосей» уже с начала 1936 г. были подобраны цели в Германии, считавшейся основным потенциальным противником. Предполагалось, что в случае боевых действий они атакуют узлы железных и автомобильных дорог за Одером, промышленные и военные объекты в Берлине, Ростоке, Штеттине, Дрездене и Дес-сау. На них также возлагалась задача нанесения ударов по Восточной Пруссии, в первую очередь, по району Кенигсберга. Учебный дивизион преобразовали в 213-ю учебную эскадру, обладавшую перед войной примерно 30 машинами типов A, Abis и В, в том числе с двойным управлением. Несколько бомбардировщиков передали в 3-й школьный дивизион в Деблине.