06. ИНСТРУКЦИЯ 17/15


В начале 1942 г. появилась инструкция 17/15, унифицировавшая окраску самолётов японской морской авиации. Все боевые машины должны были сверху и с боков покрываться однотонной полуматовой тёмно-зелёной эмалью. Считают, что это объяснялось операциями преимущественно над тропическими джунглями. Зелёный цвет занимал большую часть высоты борта фюзеляжа или мотогондолы, доходя до кромок крыла. Поверхность под горизонтальным оперением в большинстве случаев тоже выполнялась зелёной. Все выступающие детали (радиомачты, воздухозаборники и так далее) окрашивались в тон поверхности, на которой они находились.
Колер нижних поверхностей мог быть светло-серым, серо-голубым («небесно-серым») или естественного цвета металла. Это зависело от театра боевых действий и оставлялось на усмотрение командира соединения. Линия раздела цветов выполнялась обычно волнообразной и немного размытой. У бипланов серыми были нижние поверхности обоих крыльев.
Капоты двигателей воздушного охлаждения сохраняли чёрный цвет, иногда чёрная окраска продолжалась назад, отделяясь от зелёной по наклонной линии. Иногда по-прежнему наносили широкую матовую чёрную полосу от капота до козырька пилотской кабины. Исключениями стали опять-таки бомбардировщики G4M и истребители J2M и N1K2-J, у которых капоты, несмотря на то, что моторы были воздушного охлаждения, оставались тёмно-зелёными. Окраска капота производилась аналогично фюзеляжу, то есть его нижняя часть была светлой. На G4M иногда переднее кольцо капота целиком красили

в тон верхних поверхностей самолёта. У J2M чёрная полоса перед козырьком кабины была очень широкой и шла прямо от передней кромки капота. Коки винтов красились в серый, зелёный или чёрный цвет.
Учебные и опытные самолёты, а также буксировщики мишеней-рукавов, которые относили к группе «небоевых», предписывалось окрашивать со всех сторон в ярко-оранжевый цвет в сочетании с чёрными капотами моторов. Это должно было выделять их в небе и уменьшать опасность столкновения. У самолётов первоначального обучения накрашивали матовый чёрный участок перед кабиной. Лопасти и втулки винтов — чёрные, реже втулки были белыми или оранжевыми. У буксировщиков контейнеры для конусов-рукавов красили в красный цвет, сами рукава были с чёрно-белыми поперечными полосами. Исключением считались учебные самолёты, приданные частям на фронте для тренировки; их требовали красить как боевые. Позже это исключение распространили и на учебную технику на Формозе.
Реально предписания инструкции 17/15 реализовали в полной мере лишь к середине 1943 г. 3 июля появилось специальное распоряжение Генерального штаба на этот счёт. Задержка была вызвана нехваткой специальной зелёной эмали, поставлявшейся фирмой «Мару-сима». Стараясь выполнить приказ в создавшихся условиях, технический состав шёл на использование красок, предназначавшихся для другой боевой техники, но близких тонов. В ход пускали эмали для покраски танков, артиллерийских орудий и автомобилей, различавшиеся по колеру. Их наносили распылителями или кистями.

Иногда краски не хватало, и вместо сплошного покрытия делали зелёные пятна или полосы поверх исходного светло-серого фона. Размер и форма пятен и полос зависели только от фантазии исполнителя и того, сколько эмали ему выдали со склада. Такой разнобой приводил к многочисленным вариациям предписанного облика самолётов. В первую очередь перекрашивалась техника на береговых аэродромах.
Впервые зелёные пятна на сером фоне у японских истребителей А6М2 американские лётчики заметили в районе Рабаула (Новая Британия). Их описывали как тёмно-зелёные, чёрно-зелёные и даже коричневые. Встречались и машины, нёсшие пятна двух оттенков — чисто зелёного и оливкового, или даже комбинацию зелёных и коричневых пятен и полос.
Вершиной «творческого» подхода при выполнении нереального распоряжения можно считать приказ командира 6-го «сентая» Кимуры. В его соединении не нашлось другой зелёной краски, кроме как предназначенной для… нижнего белья. Кимуру это не смутило: краску смешали с клеем и покрыли этой смесью самолёты. Разумеется, такая окраска вскоре начала стираться и смываться, демонстрируя серый фон.
Окраска машин различных категорий имела свои специфические особенности.
На летающих лодках в серо-голубой цвет красили и днище фюзеляжа, и днища вспомогательных поплавков. При этом зелёная краска продолжалась немного ниже ватерлинии.
Гидросамолёты в целом соответствовали требованиям инструкции 17/15. Красная полоска в плоскости винта на основных поплавках, имевшая ширину 200 — 300 мм, иногда окантовывалась

белым. На поплавковых разведчиках F1М встречалась окраска, выполненная по схеме «против тени». Фюзеляж и крыло окрашивались обычным образом с сочетанием тёмно-зелёного и светло-голубого цветов. Зато передняя часть пилона, на котором монтировался поплавок, и неза-тенённая крылом часть последнего имели тёмно-зелёный цвет, а находящиеся в тени задняя часть пилона и средняя часть поплавка — светло-голубой. Граница цветов делалась наклонной, как у настоящей тени. Стойки между крыльями биплана были тёмно-зелёными, стойки вспомогательных поплавков под нижним крылом — светло-голубыми.
И на гидропланах других типов (Е1 ЗА, E14Y) иногда применялся похожий принцип окраски. Поплавок в своей средней части, невидимой сверху, был голубым, так же, как и незаметные при взгляде сверху подкосы и стойки. На E14Y встречалось ещё одно исключение — зелёный капот мотора воздушного охлаждения.
Когда в 1944 г. в Японии появились специальные ночные истребители, то для них ввели полностью чёрную окраску, включая винты и их коки. Реально японские ночные перехватчики описывают как тёмно-серые, чёрно-серые или чёрно-зелёные. Возможно, это связано с изменением колера покрытия под воздействием солнца и влаги. Покрытие было матовым или полуматовым.
Бомбардировщики G3M и G4M, проводившие дальнюю разведку над океаном, красились целиком в серо-синеватый цвет. Капоты двигателей у них были первоначально чёрными, позже — под основной тон окраски. В таком виде машины летали до начала 1945 г., после чего их перекрасили

в соответствии с общим стандартом.
Разведчики C6N обычно вообще не красились, если не считать чёрной полосы от капота мотора до козырька кабины. Отсутствие окраски облегчало машину и улучшало аэродинамику, что придавало разведчику скорости, которая являлась его главной защитой от истребителей противника. Втулка и лопасти пропеллера на C6N имели чёрный цвет; таким же образом иногда красили капот двигателя.
Ракетный самолёт MXY-7 «Ока», использовавшийся камикадзе и запускавшийся с носителя G4M, у японцев числился управляемой бомбой и красился «не по-самолётному». Он был весь светлосерый, сверху по плоскости симметрии шла тонкая красная полоса, впереди выступал чёрный детонатор.
С конца 1944 г., когда над Японией начали появляться самолёты противника, изменили окраску учебных машин и буксировщиков мишеней. Чтобы уменьшить заметность техники на аэродроме, буксировщики стали сверху зелёными, как боевые самолёты, в сочетании с чёрным капотом мотора и оранжевым низом. То же самое проделали с учебными самолётами, но в отношении них такой подход к маскировке сочли недостаточным. В начале 1945 г. нижние поверхности фюзеляжа, крыла и оперения перекрасили из оранжевых в светло-голубые. При этом учебные машины отличались от боевых только обозначениями. Опытные и экспериментальные самолёты продолжали летать в ярко-оранжевой окраске, лишь в последние месяцы войны некоторые из них стали тёмно-зелёными со всех сторон.
Инструкция 17/15 сохраняла свою силу вплоть до капитуляции Японии. Однако в последние месяцы войны промышленность уже не могла в полной мере удовлетворять её требования. Часть самолётов не красилась вообще из-за спешки и нехватки эмалей.