Истребители

Подготовка фотоаппарата возле Ки. 46-11 Первая партия ночных истребителей, переделанная из Ки.46-11, прошла опробование на фронте в. 1943 г. Для этого из состава 5-го полка выделили эскадрилью, которая получила 12 самолётов: шесть переоборудованных Ки.46-11 и шесть тяжёлых двухмоторных истребителей Ки.45-КАИ-Оцу. И на тех, и на других в носовой части монтировалась 37-мм пушка типа 89. Перед лётчиками поставили задачу провести их сравнительные испытания в боевых условиях.
Эскадрилью отправили на остров Новая Британия и в конце января 1943 г. разместили на аэродроме под Рабаулом. Рабаул, который являлся важным опорным пунктом японцев близ Новой Гвинеи, по ночам постоянно бомбила американская и австралийская авиация. Первый боевой вылет совершили 1 февраля, спустя два дня удалось сбить первый самолёт. Попадания четырёх 37-мм снарядов оказалось достаточно, чтобы объятая пламенем «Летающая крепость» упала в джунгли.
Но испытания выявили серьёзные недостатки машины, в первую очередь, её вооружения. Скорострельность пушки была слишком мала, небольшая выходная скорость ограничивала дистанцию стрельбы (надо было подходить очень близко к противнику), а мощная отдача расшатывала не приспособленную к этому конструкцию разведчика. Отзыв о переделанных Ки.46-11 оказался негативным; лётчики предпочли Ки.45.
До достаточно широкого применения Ки.46 в качестве ночного истребителя дело дошло лишь в 1944 г., когда американские В-29 начали бомбить территорию самой Японии. Первые доработанные Ки. 46-11 из 81-го полка  в nолёте над КитаемКи.46-III-КАИ поступили в 106-й полк, который с 24 октября начал формироваться в Кагамигахаре. В ноябре такими же машинами стали вооружать 16-ю и 17-ю отдельные эскадрильи, но они по-прежнему именовались разведывательными. Первая базировалась на аэродроме Тайсё под Токио и входила в систему ПВО японской столицы. Вторую разместили в Чофу; ей поставили задачу прикрывать низину Канто. В том же месяце приступили к переформированию 28-й отдельной эскадрильи в полк под тем же номером. Это должна была быть специализированная часть, вооружённая высотными истребителями. Но пока таковых не имелось, полку в качестве временного оснащения выдали доработанные Ки.46-11. Позже к числу частей, укомплектованных импровизированными ночными истребителями, добавилась 19-я эскадрилья, защищавшая юг острова Кюсю. К отражению налётов американской авиации при влекли и несколько истребителей, переданных школе в Симосидзу; пилотировали их инструкторы.
Ки.46-III-КАИ стали направлять также в истребительные эскадрильи, создававшиеся при разведывательных полках. Номера полков и эскадрилий при этом совпадали. Такой подход, видимо, следует объяснить унификацией материальной части и хорошей подготовкой лётного И технического состава в разведывательной авиации. В конечном счёте, ведь «Дина» так и осталась «Диной».
За пределами самой Японии тяжёлые истребители поступили в одну из эскадрилий 81-го полка в Мукдене (ныне Шеньян) в Маньчжурии. Этот город с многочисленными промышленными предприятиями тоже подвергался налётам Повреждённый  Ки.  46-11 из  55-й  эскадрильи,  захваченный союзникамиамериканской авиации.
24 ноября подпоручик Мотокуни из 17-й эскадрильи примерно в 300 км от Токио перехватил над морем американский четырёхмоторный бомбардировщик В-29. Это был серьёзный противник: турбонаддув на двигателях и гермокабины для экипажа позволяли «боингу» лететь с большой скоростью очень высоко. Пушка и десяток крупнокалиберных пулемётов дистанционно управлялись с постов наведения; их огонь координировался вычислительной системой. Одним словом, «Суперфортресс» — «Сверхкрепость»!
Неизвестно, пытался ли Мотокуни стрелять. Может быть, стрелял, но не попал, а может быть, попал, но его огонь оказался огромному бомбардировщику, как слону дробина. Во всяком случае, закончилось всё тараном. Погибли и 11 американцев, и Мотокуни со своим штурманом.
Другой японский экипаж выступил более успешно. 29 ноября капитан Китагава перехватил В-29 и сбил его пушечным огнём.
Во время крупного ночного налёта 22 декабря 1944 г. в воздух подняли полностью 16-ю и 17-ю эскадрильи. Унтер-офицер Кобаяси из 17-й эскадрильи удачно сбросил на строй американских самолётов бомбы «Та-дан» и уничтожил один В-29.
Спустя пять дней унтер-офицер Э. Китагава смог за одну ночь сбить один В-29 и повредить ещё два. Но и его истребитель пострадал от огня бомбардировщиков. Однако пилот успешно совершил вынужденную посадку на аэродроме Тогане.
До конца войны 16-я эскадрилья, по японским данным, сбила 14 «сверхкрепостей» и столько же повредила. Сама же она потеряла пять самолётов и десять членов экипажей. В числе погибшихЭтот Ки. 46-11 скапотировал,  когда одна из стоек шасси сложилась на посадке был командир эскадрильи капитан т Мимами; его сменил капитан Нарита. В феврале 1945 г. 16-ю эскадрилью переименовали в 82-ю, теперь уже истребительную, и подчинили 246-му полку.
В целом Ки.46-III-КдИ нельзя считать удачным вариантом. Боевая практика показала, что его лётные данные недостаточны для успешного перехвата новых американских бомбардировщиков. Никаких средств поиска целей в темноте он не имел. Помощь операторов наведения с земли использовать было трудно из-за отсутствия современных средств навигации. Вооружение машины считалось недостаточно эффективным. Попасть в противника из наклонной 37 -мм пушки оказалось почти невозможно. Боевая живучесть самого ночного истребителя была весьма низкой. Бронезащита практически отсутствовала, так же, как и протектирование баков. Первое приводило к гибели пилотов от оборонительного огня американских бомбардировщиков, второе — к высокой пожароопасности. Погоня за скоростью имела следствием предельное облегчение конструкции планёра. Он почти не имел запасов прочности для компенсации возможных повреждений от пуль и снарядов.
Попытки использовать Ки.46-III-КАИ днём вообще заканчивались крахом. Так, 7 апреля 1945 г. шесть машин из 28-го полка попытались атаковать строй В-29, но были встречены «мустангами» сопровождения. В результате четыре японских самолёта были сбиты, американцы потерь не имели.
В конце войны импровизированные истребители попытались использовать как вооружённые разведчики, но без особых успехов.
Всего в качестве тяжёлых ночных истребителей служило около 200 доработанных разведчиков.