Общая оценка

Совершенно однозначно можно сказать, что «Лось» — лучший бомбардировщик польских ВВС периода Второй мировой войны, да и вообще наиболее современная машина, использовавшаяся в ней поляками. В целом PZL-37 не уступал иностранным самолетам того же назначения. Ежи Дабровский был талантливым конструктором. Ему удалось создать очень компактный и изящный бомбардировщик, который нес бомбовую нагрузку, в полтора-два раза превышающую нагрузку самолетов-«ровесников». Доля полезной нагрузки во взлетном весе «Лося» составляла немного менее половины.

Его летные данные вполне укладывались в пределы возможностей советских, немецких, английских бомбардировщиков того времени. Единственный параметр, по которому он уступал большинству машин, — практический потолок. Выводы, сделанные в НИИ ВВС, не слишком объективны, поскольку потрепанный «Лось» сравнивали с новыми советскими бомбардировщиками выпуска 1940 г., оснащенными новыми, более мощными, двигателями М-103А, М-104 и М-105. Правильнее проводить сравнение с самолетами, спроектированными в 1934 — 1935 гг. И находившимися в серийном производстве в 1938 — 1939 гг. Безусловно, СБ выпуска 1939 Г. были немного быстроходнее, так же как и ДБ-ЗБ. Но и тот, и другой были легче и несли меньше бомб.

«Лось» был приятен в пилотировании, устойчив в полете, обладал хорошими взлетно-посадочными качествами. Он легко осваивался летчиками.

Вооружение польского бомбардировщика соответствовало принятым тогда мировым стандартам. Дабровский правильно поступил, добавив к экипажу второго стрелка.

При обслуживании двух огневых точек одним человеком, как на СБ и ДБ-3, переход от одной к другой и перевод пулемета в боевое положение занимал слишком много времени. В этот период обе позиции бездействовали. На ДБ-3 второго стрелка ввели в 1940 — 1941 гг., На СБ это оказалось просто невозможно.

Верхняя полуоткрытая турель «Лося» создавала большее сопротивление, чем закрытая фонарем в походном положении Тур-9 на СБ. Зато обзор из верхней точки польского бомбардировщика был лучше, а в боевом положении стрелок работал в более комфортных условиях. Правда, полностью экранированная башня СУ на ДБ-3 отличалась еще лучшим обзором и обстрелом.

Применение пулеметов с магазинным питанием упростило и облегчило стрелковые установки. Но это одновременно уменьшило реальную огневую мощь. Наши пулеметы ШКАС питались непрерывной лентой; стрелку не надо было терять время на смену дисков. Кроме того, и скорострельность их была существенно выше.

В угоду улучшению аэродинамики Даб-ровский отказался от наружной подвески бомб. У нас такое же решение принял Туполев, создавая СБ. Это привело к ограничению ассортимента боеприпасов. Для «Лося» самой большой бомбой была 300-кг, для СБ — 500-кг. Но подвесить последнюю можно было только после смены бомбодержателей в отсеке. Это снижало эффективность при поражении долговременных оборонительных сооружений, кораблей, крупных промышленных объектов. Бронебойных и бетонобойных бомб в боекомплекте «Лося» вообще не имелось. С другой стороны, не обеспечивалось несение мелких осколочных бомб, применение которых выгодно при действиях по живой силе, артиллерии, автотранспорту, аэродромам.

На ДБ-3 с самого начала монтировались наружные бомбодержатели под бомбы калибром до 1000 кг, на СБ с 96-й серии под центропланом добавили балки для бомб весом до 500 кг. Мелкие боеприпасы сбрасывались из кассет разных типов или будучи помещенными внутри корпуса так называемых «ротативно-рассеивающих бомб» РРАБ, представлявших собой фактически одноразовые кассеты.

Большие потери «лосей» в сентябре 1939 г. объяснялись не только подавляющим численным перевесом немецкой авиации и отсталостью польских истребителей, не способных сопровождать современные бомбардировщики, но и низкой живучестью самолета. Полное отсутствие бронезащиты и протектирования баков являлось серьезным просчетом. Про систему нейтрального газа говорить нечего — тогда и в нашей стране наддув бензобаков азотом только начал применяться.

Система заправки бензином снизу тут же «вышла боком», как только полякам пришлось покинуть хорошо оборудованные базовые аэродромы. При заливке сверху по минимуму нужны лишь воронка С примитивным фильтром и ведро или лейка. А при этой схеме мало иметь насос, требуется еще и шланг с разъемом, подходящим к горловине бака. Из-за их отсутствия иногда приходилось сжигать или бросать на полевых площадках совершенно исправные машины.

В целом эффект от участия «лосей» в оборонительных боях в сентябре 1939 г. можно оценить как минимальный. Да он и не мог оказаться более существенным — слишком мало их было. Когда Райский планировал бомбить Германию, он рассчитывал на сотни самолетов. Но суровая финансовая действительность урезала их количество до десятков, да и их не смогли вовремя поставить в строй.

Кроме того, Люфтваффе в 1939 г.

выглядели совсем не так, как в 1936-м. Тихоходные истребители-бипланы Не 51 и Аг 68, сравнимые с польскими Р-11С, быстро уступили место скоростным «мес-сершмиттам». К тому же и количественное соотношение стало другим. Начав с нуля в 1934 г., к моменту начала войны Геринг мог выставить 1180 одних только двухмоторных бомбардировщиков. Куда уж с ними было тягаться менее чем сотне «лосей»…