07. ОКРАСКА КАБИН И ВНУТРЕННИХ ОБЪЁМОВ САМОЛЁТОВ


Как уже упоминалось, до 1937 г. каких-либо нормативов окраски кабин и вообще внутренних объёмов самолётов в Японии не существовало. Каждая фирма делала все по-своему. Обычно борта и полы кабин изнутри не красили.
В 1937 г. предписали окрашивать кабину в цвет «аотаке». Его можно описать как очень светлый голубовато-зелёный. У разных производителей тон «аотаке» отличался. Он то становился белёсо-сероватым, то бледно-салатовым. При этом самолёты одного типа (например, А6М2), выпущенные разными заводами («Мицубиси» и «Накадзима»), отличались по колеру интерьера. Переплёты фонарей кабин изнутри и края бортов иногда красили в тёмно-серый или чёрный цвет, но чаще это был тот же самый «аотаке».
В 1942 г. основной цвет окраски кабин изменили на тёмно-зелёный или оливково-зелёный. Кресло пилота было тёмно-серым или тоже зелёным, с кожаной мягкой подушкой на заголовнике. Интересно, что японцы кожу красили в тон другим деталям интерьера, но краска с подушек довольно быстро стиралась. Бронеспинки имели тёмно-серый цвет. Привязные ремни — цвета хаки.
Ручка управления красилась тёмно-серой эмалью и имела сверху чёрную рукоятку. У больших машин, на которых применялись штурвалы, их стойки были серыми, а сами штурвалы — чёрными. Педали не окрашивались.
Приборные доски первоначально выполнялись матово-чёрными или красновато-коричневыми, с 1937 г. — оливковыми, с 1942 г. — тёмно-зелеными. На бомбардировщиках встречалось сочетание зелёных и чёрных панелей. С 1943 г. доски иногда вообще перестали

красить. Приборы имели чёрные циферблаты с белыми шкалами и стрелками. Ручки и краны покрывали оливковой эмалью. Цвет рукояток или головок кранов соответствовал функциональному назначению. Красный — управление двигателем, шасси и вооружением, жёлтый — регулировка прицела и управление шагом пропеллера, коричневый — топливная система (включая ручку ручного бензонасоса), тёмно-серый — щитки, синий — отопление и кислородная система.
У одномоторных истребителей старых типов замки пулемётов обычно выходили в кабину пилота для возможности перезарядки. Затвор передергивался вручную. Ручка перезарядки, так же, как и сама замковая часть пулемёта, воронилась. Мешки для стреляных гильз делали из некрашеного полотна.
Остальные внутренние объёмы фюзеляжа обычно не окрашивались. У цельнометаллических машин листы обшивки обрабатывали прозрачным фенольным лаком, имевшим синеватый или зеленоватый оттенок. В крыле у больших самолётов на лонжероны и нервюры, а иногда и на внутреннюю сторону обшивочных листов порой наносился защитный слой красно-коричневой грунтовки (на базе сурика?). Ниши для уборки шасси покрывались краской цвета «аотаке», с 1944 г. — зелёной разных оттенков, а в конце войны они нередко только грунтовались в тон светлого хаки. Тот же колер имели закрывающие их створки и внутренняя сторона посадочных щитков. У бомбардировщиков кабины и проходы внутри самолёта были светло-оливковыми. У транспортных машин в грузовой кабине наносили только грунтовку.
Капоты моторов изнутри тоже не красили,

также, как и моторамы. Сами двигатели имели естественный цвет металла. В зависимости от применявшихся сплавов он мог быть серебристым, светло-серым или чуть зеленоватым. Электропроводка зажигания размещалась в серых экранирующих трубках, сами провода — с белой или чёрной изоляцией.
Противопожарная перегородка за двигателем покрывалась эмалью цвета хаки. В моторном отсеке обычно размещался огнетушитель. Его, так же, как и соответствующие магистрали, красили в жёлто-красную полоску.
У японцев существовали нормы маркировки трубопроводов. На них наносили кольца шириной 30 — 60 мм. На топливных магистралях — красные, гидравлических — зелёные, масляных — жёлтые, кислородных и воздушных — белые, ведущих от приёмника статического давления — синие, динамического давления — чередующиеся синие и красные, на проводке дренажа баков — жёлтые и зеленые, на вакуумных магистралях — белые и зелёные.