ОПЕРАЦИЯ «ОРАТОР»

В начале осени 1942 г. для обеспечения проводки конвоя PQ-18 на Кольский полуостров из Шотландии англичане решили перебросить в Россию авиасоединение (под командованием груп-кэптена Ф. Хоппера, по другим источникам — Хоппса), в состав которого вошли подразделение фоторазведчиков «Спит-файр» и «Москито», десяток летающих лодок «Каталина» и 144-я и 455-я эскадрильи торпедоносцев.

На вооружении этих эскадрилий состояло 35 НР.52 разных лет выпуска, изготовленных разными заводами, в том числе канадскими, но при переделке в торпедоносцы их привели к единому стандарту последних серий.

Вечером 4 сентября английские экипажи поодиночке взлетели с аэродрома в Сумбурге на Шетлендских островах, где совершали промежуточную посадку для дозаправки, и взяли курс на Африканцу. Это экзотическое название носил (да и сейчас носит) небольшой поселок недалеко от Кандалакши, где располагался советский военный аэродром. В качестве запасных площадок торпедоносцы могли использовать аэродромы в Белом или Гремяхе. Дальность полета была близка к предельной. Нормальная дальность для TB.I без торпеды и с дополнительным бензобаком в бомбоотсе-ке реально составляла 1040 миль. Опытный пилот на крейсерском режиме мог «растянуть» ее до 1360 миль. До Ваенги, ближайшего на советской территории аэродрома, было 1314 миль, но, постоянно подвергавшийся немецким налетам, этот пункт назначения англичане сочли слишком опасным. Можно было лететь через горы Норвегии (1100 миль), но при этом горючее тратилось бы также на набор высоты.

Ко всему прочему, каждый самолет, кроме собственного экипажа, нес по одному специалисту из наземного состава, чтобы в первое время не зависеть от отсутствия механиков и оружейников, отправленных морем.

По пути английские самолеты подстерегали немецкие истребители и зенитки, а на суше их встретил плотный туман. Не все «хэмпдены» добрались до цели: лишь 23 из них сели на советских аэродромах в Африканде, Кандалакше, Мур-машах. Еще два совершили вынужденные посадки на нашей территории: один проблуждал в тумане и без горючего удачно сел на «брюхо» недалеко от Африканцы, другой, тоже с сухими баками, приземлился под Кандалакшей, но налетел на пни и был разбит вдребезги; экипаж, к счастью, не пострадал. Еще одна машина отклонилась к северу от назначенного маршрута и вышла к устью р. Колы в разгар немецкого воздушного налета. Два советских истребителя приняли «Хэмпден» за двухмоторный истребитель Мессершмитт Bf 110 (тоже имевший двухкилевое оперение) и быстро его сбили. Самолет сел на воду; экипаж спасся, кроме нижнего стрелка — сержанта Тейбора, убитого еще в воздухе.

Три «хэмпдена» стали жертвами немецких истребителей при пролете над Финляндией. Два разбились в Швеции — у одного отказал мотор, а другой в тумане врезался в гору. Еще один заблудился и совершил вынужденную посадку в северной части Финляндии. Таким образом, до места назначения добрались примерно три четверти машин.

К 7 сентября 23 боеспособных самолета сосредоточили на аэродроме Ваенга-1 под Мурманском. Туда же прибыл наземный состав, необходимое оборудование, запчасти и торпеды доставлены были в Мурманск американским крейсером «Тускалуза».

Крылом (полком) торпедоносцев командовал винг-коммандер Мак-Лолин. 14 сентября все «хэмпдены» совершили свои первый и единственный для англичан боевой вылет с территории Советского Союза. В течение семи часов они патрулировали подходы к Альтен-фьорду, где тогда стоял немецкий линкор «Тирпиц». Однако линкор остался в базе, другие боевые корабли и самолеты противника тоже не встретились торпедоносцам. 22 сентября операция «Оратор» — проводка конвоя PQ-18 — закончилась.

Встал вопрос: что делать с торпедоносцами? Обратный путь осложнялся постоянно дующими навстречу ветрами, да и промахнуться мимо Шетлендских островов куда легче, чем отыскать даже в плохую погоду континентальный аэродром. 24 сентября Береговое командование предложило оставить «хэмпдены» в Ваенге в качестве подарка Северному флоту. Пока в ожидании решения самолеты стояли на аэродроме, немцы нанесли по нему мощный удар. Три «хэмпдена» были уничтожены и еще девять получили небольшие повреждения.

1 октября на «хэмпдены» поступил официальный запрос от советской стороны. 6 октября передачу «хэмпденов» одобрил премьер-министр У. Черчилль, но с оговоркой, что с самолетов будет снято все оборудование, включая бомбардировочные прицелы и фотоаппараты, а неиспользованные торпеды вывезут в Англию. В конечном итоге здравый смысл победил, и 12 октября торпедоносцы со всем оборудованием и снаряжением передали ВВС Северного флота. 22 октября личный состав английских эскадрилий погрузился на транспорт «Аргонот» и отправился домой.