ПРОТИВ ФИНЛЯНДИИ

зенитчик,боевой вылет,разведывательный,разведка

Самолеты Р-3ет активно участвовали в войне с Финляндией зимой 1939/40 г. На 27 ноября 1939 г. в Ленинградском военном округе имелись 18 Р-3ет: шесть в 3-м легкобомбардировочном полку, подлежавшем переформированию, и дюжина — в 32-й разведывательной эскадрилье. Все их позже включили в состав ВВС 7-й армии.

До войны 32-я эскадрилья, которой командовал капитан Перепелица, дислоцировалась в Красногвардейске. Ее перебросили к фронту лишь в конце января 1940 г., разместив на берегу Лембо-ловского озера. Летали со льда на лыжах. Первый боевой вылет состоялся 1 февраля: фотографировали укрепрайон у станции Кивишени. Самолеты были обстреляны зенитной артиллерией и пулеметами, но обошлось без пробоин. Далее эскадрилья вела разведку днем у линии фронта. Вылеты совершали парой или звеном. Противник отлично маскировался, но экипажи с высоты 300 — 400 м научились делать выводы по следам на снегу.

Обычно разведку совмещали с бомбометанием. Искали случайные цели или использовали бомбы для проверки реакции противника — сбросить и посмотреть, что будут делать. В конце войны летчиков обязали бомбить населенные пункты в прифронтовой полосе для уничтожения жилья. Всего за войну эскадрилья сбросила более 130 т бомб.

Периодически проводилась площадная фотосъемка позиций противника. При этом девятка бипланов подходила к фронту в плотном строю, а затем размыкалась в цепь. Машины шли на одной высоте, 1500 м, с заданными интервалами так, чтобы полосы съемки немного перекрывали друг друга. Таким способом за один заход фотографировался весь заданный участок. 17 февраля один «зет» принял участие в спасении экипажа подбитого СБ, севшего на озеро Муола-Яр-ви.

зенитчик,боевой вылет,разведывательный,разведка

Прикрываемый истребителями, под огнем противника самолет взлетел, увозя раненого штурмана Худякова. За весь период боев эскадрилья не потеряла ни одного Р-3ет. Позже ее наградили орденом боевого Красного Знамени.

3-й полк всю войну пробыл в тылу; в боевых действиях из него участвовала только 3-я эскадрилья, вооруженная Р-5. Зато в феврале 1940 г. на Северо-Западный фронт перебросили два легкобомбардировочных полка на «зетах» — 4-й и 43-й, которые собирались использовать для действий ночью. Этим и объяснялось их столь позднее появление: около двух месяцев ушло на доукомплектование и дополнительную тренировку экипажей в ночных полетах.

43-й полк (63 Р-3ет) под командованием майора Равенского передислоцировался из Витебска в Алакюля. При перелете над Финским заливом самолеты попали в низкую облачность. Лейтенант Поляков потерял ориентировку в пространстве и врезался в лед. Машина была разбита, а люди ранены.

В Алакюля «зеты» расставили по западному берегу озера Суула-Ярви через 30 — 50 м, так что весь полк растянулся на 3,5 км. Стояли сильные морозы. От холода на самолетах лопались шланги маслосистемы. Половина машин полка вышла из строя. Для ремонта их затаскивали в большую палатку, обогреваемую примитивной печью.

С 11 февраля приступили к боевым полетам, большая часть экипажей поначалу летала днем под прикрытием истребителей. Но в ночь на 12 февраля попробовали совершить первый ночной вылет. Закончился он неудачно. Капитан B.C. Пахнин повел звено на Кямря. Цель нашли и сбросили бомбы, но угодили под огонь зенитной артиллерии.

зенитчик,боевой вылет,разведывательный,разведка

Уходя, заблудились и попали в свою же запретную зону в районе Райвола. Там самолеты были захвачены лучами прожекторов, по ним стали стрелять зенитчики. Белая сигнальная ракета не помогла. Пахнин повел звено прочь, к Финскому заливу. Проплутав там некоторое время, он принял решение садиться на лед. Все сели благополучно, кроме ведущего: его самолет был поврежден. Оказалось, что звено находится в районе Уусикюля, откуда потом машины эвакуировали.

Далее летали и днем, и ночью, но в целом в темное время суток налетали в пять раз больше часов, чем в светлое. Средняя интенсивность в хорошую погоду составляла два вылета в сутки на экипаж.

Днем летали девятками на высоте 1000 — 3000 м. Группе задавался район, где она самостоятельно выявляла цели и бомбила их. Сопровождение отсутствовало, но обычно наши истребители выставляли заслон от возможных действий авиации противника.

Ночью летали парами или звеньями. Это объяснялось тем, что при взлете винты поднимали много снега, который не ложился 10 — 15 мин. Поэтому стартовали одновременно звеном, благо площадь озера позволяла, а следующая группа шла через 20 — 30 мин. Огней не зажигали, дистанцию держали по выхлопам. Одновременно в воздухе находилось два-три звена, которым задавались разные высоты. Направление взлета указывали линиями керосиновых ламп; позже стали подсвечивать вперед прожектором. Летчики плохо видели горизонт, белый снег сливался с белесым небом. Кроме того, слепили выхлопы мотора. Из-за этого разбили три самолета.

Далее основные проблемы были связаны с навигацией.

зенитчик,боевой вылет,разведывательный,разведка

У линии фронта имелись так называемые «ворота», проходя через которые требовалось выпускать цветные ракеты, каждую ночь разные. Если не выпустить ракеты или идти не через «ворота», то самолет считался вражеским и обстреливался.

Как и днем, командиру звена указывали лишь место, цели предстояло найти самостоятельно. Каждый самолет нес 300 кг бомб. Брали в основном ФАБ-100, АФ-32 и мелкие осколочные. Бомбили стоянки войск по кострам, колонны автомашин — по фарам. Если сначала советская авиация отучила финнов передвигаться днем, то ночники заставили их и в темноте двигаться без света, не разводить костров. Исключение составляли железнодорожные станции и мосты — здесь цель задавалась точно.

Выполнив задание, самолетам предстояло вновь пройти через «ворота», найти свой аэродром и сесть. Неровный лед часто приводил к поломкам хвостовой лыжи. Запасных не было, и механики приспособились делать их сами. Чтобы получалось попрочнее, лыжи изготовляли из карельской березы и даже варили из стали.

Финская авиация вообще была малочисленна, а ночью практически не летала. Зенитчикам тоже было непросто попасть в самолет в темноте. Поэтому основные потери приходились на аварии. Ситуация практически всегда была одна и та же: потеря ориентировки и вынужденная посадка в темноте где получится. В одном случае финский самолет пристроился к звену наших бомбардировщиков, пришел с ними в Алакюля и сбросил бомбы, а затем обстрелял стоянки из пулеметов. Но рассредоточенное расположение машин сослужило добрую службу: ни одна из них не была повреждена.

4-й полк действовал в полосе 13-й армии примерно с того же времени, что и 43-й — с 13 февраля.

зенитчик,боевой вылет,разведывательный,разведка

Примерно половина состава, наиболее подготовленная, летала ночью, остальные — днем. В хорошую погоду днем «зеты» сопровождали истребители, в плохую — обходились без них. Ночью организация полетов была примерно такой же, как в 43-м полку. Разница была лишь в том, что у «ворот» выкладывался круг из фонарей диаметром 25 м. Направление указывал треугольник со сторонами Юме красным основанием. Бомбили не по оптическому прицелу ОПБ-1, а по навигационному визиру НВ-5, имевшему большее поле зрения.

Со второй половины февраля использовали осветительные бомбы САБ-3, это был первый опыт их боевого применения. Сначала пробовали делать так: самолет сбросывал САБ-3, а на втором заходе прицеливался. Потом роль осветителя стал выполнять только ведущий, на подходе к цели специально выходивший вперед.

Наиболее выдающимся успехом в полку считали вылет 17 февраля, когда экипаж майора Колпакова в результате ночной атаки финской автоколонны вызвал сильный взрыв и пожар.

В 4-м полку Р-3ет летали на ночную разведку. Результаты ее были неоднозначными. С одной стороны, в лунные ночи довольно легко обнаруживались автомобили и железнодорожные составы; с высоты до 2000 м просматривался свет даже от затемненных и закрашенных фар. С другой, показания экипажей, летевших совместно и видевших одну и ту же цель, о ее местонахождении различались подчас на несколько километров. В темные ночи деревья принимали за автомобили и повозки.

8 4-м полку были семь (по другим данным — десять) случаев атаки ночными истребителями.

зенитчик,боевой вылет,разведывательный,разведка

Возможно, что к ним присчитали эпизод, когда отставший «зет» пытался занять свое место в строю, но был отогнан огнем турельных пулеметов однополчан — его приняли за финна.

9 марта 1940 г. с воздуха заметили в лесу у озера Петяя-Ярви готовящийся к атаке батальон финнов. Через 40 минут на него обрушилась эскадрилья истребителей и эскадрилья «зетов». Противник понес большие потери и отошел.

Всего за «зимнюю» войну от действий противника советские ВВС потеряли четыре Р-3ет (два сбиты зенитчиками и два не вернулись по неизвестным причинам). Еще четыре были уничтожены в авариях и катастрофах. Всего по результатам кампании ВВС списали 17 «зетов», но часть из них — по износу или дефектам, возникшим при хранении.

Подобные результаты, безусловно, могли быть достигнуты только при очевидной слабости противника. Командование ВВС РККА это вполне осознавало. В отчете о боевой работе ВВС Северо-Западного фронта записано: «Матчасть, состоявшая на вооружении разведчас-тей (самолеты типа ССС, Р-3ет, Р-5), по своим летно-техническим данным ни в какой степени не обеспечивает выполнения задачи…» К весне 1940 г. «зеты» уже считались безнадежно устаревшими. В мае Главный Военный совет РККА постановил снять с вооружения строевых частей все Р-3ет «по мере замены современными», а еще годную к эксплуатации технику сдать в резерв и училища. Но сделать этого не успели.

На 15 июня 1940 г. в ВВС РККА еще имелось 433 (389 исправных) строевых и 90 (26 исправных) учебных Р-3ет.