РАЗНООБРАЗНЫЕ ПЕРЕДЕЛКИ

Когда закончилась Вторая мировая война, в США и Великобритании осталось много С-47, ставших ненужными военным. Эти машины задешево распродали ВВС разных стран и авиакомпаниям. Последние начали «перелицовывать» транспортники с их «спартанским» комфортом в нормальные пассажирские машины. Лавки заменили на кресла, оборудовали по образцу довоенных DC-3 гардеробы и буфеты. Грузовой люк иногда зашивали, оставляя только узкую дверь, иногда сохраняли как есть. Фирма «Дуглас» поставила переделку транспортников на поток, продавая получившиеся пассажирские лайнеры как DC-3C.

Впоследствии эти машины неоднократно модернизировали, заменяя устаревшее радиооборудование и приборы. Внешне это сказывалось в появлении различных антенн.

Использовались «дугласы» для перевозки важных персон. На них улучшали тепло- и звукоизоляцию, а в салоне ставили огромные кресла, диваны и столы. Часто салонов делали два: спереди — для начальства, а сзади — обычный со стандартными местами для сопровождающих лиц. Иногда при этом самолет получал дополнительные бензобаки для увеличения дальности полета. Так, в Мексике один С-47 доработали для президента страны. Внутри оформили роскошный салон, грузовой люк заменили обычной дверью и зачем-то укоротили консоли крыла и урезали выхлопные патрубки.

Военные тоже не сидели сложа руки. По разнообразию количества и форм антенн С-47 разных стран видно, что они существенно отличались по комплектации. В Южной Африке на ряде военных самолетов смонтировали устройства для буксировки мишеней-рукавов.

Во Франции, Египте и некоторых других странах под центропланом устанавливали бомбодержатели.

Множество переделок появилось в период эксплуатации «Дугласа» в СССР. Например, для перевозок руководства проводили переоборудование грузовой кабины. Появился целый ряд вариантов с обустройством салона по типу ПС-84, а потом и более роскошные — для больших начальников. Вероятно, первые «салонные» С-47 изготовили в мастерских авиабригады НКВД в подмосковном поселке Быково. Там в июле 1943 г. переоборудовали два самолета для 1-го авиаполка НКВД. Эти машины предназначались для доставки членов советской делегации в Тегеран. В августе 1944 г. во Внукове, на рембазе ГВФ, на одном С-47 установили за пилотской кабиной два дополнительных бензобака, на которых разместили спальные места для экипажа. Перегородка отделяла этот отсек от салона, где стояли 12 больших кресел и стол. Пол застелили ковром. На этой машине экипаж ГС. Бенкунского доставил советскую делегацию на конференцию в Думбартон-Окс (США). В 1945 г. на ташкентском заводе № 84, строившем Ли-2, доработали один С-47 для Совмина Узбекской ССР. В том же году роскошно отделанные самолеты получили командующий ВВС маршал А.А. Новиков, его заместитель маршал Ф.Я. Фалалеев, нарком вооружения Д.Ф. Устинов и нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов. В 1947 г. в Ташкенте даже разработали типовой проект персонального С-47.

Это же предприятие осуществляло переделку «дугласов» в «пассажирско-штабной» вариант. В салоне устанавливались кресла, диваны и стол для карт и документов.

В 1943 г. таким образом модифицировали восемь С-47. Годом позже подобной переделке подвергли уже 10 машин, а еще пять оснастили дополнительными баками в фюзеляже, чтобы использовать эти С-47 как бензовозы для частей АДД на передовых аэродромах. Доработка самолетов в штабные проходила и позже. Известно, что в 1948 и 1949 гг. ташкентский завод сдал по одной такой машине.

В 17-й ад дд для ее командира полковника Е.Ф. Логинова один С-47 превратили в летающий командный пункт с соответствующе оборудованным салоном и необходимыми средствами связи. В 45-й ад идд имелись два С-47, работавших как посты наведения ночных истребителей. Их применяли при операциях под Бреслау.

В отличие от Ли-2 «Дуглас» оборонительного вооружения не имел. Это было типично для всех американских транспортников, ведь работали они, как правило, в условиях своего господства в воздухе. У нас же при необходимости действовать в прифронтовой зоне и тем более над территорией противника отсутствие вооружения становилось существенным недостатком. Это, например, сказалось на потерях 5-го ак дд при организации «воздушного моста» в восставшую Словакию в 1944 г.: хотя С-47 составляли небольшую часть авиапарка корпуса, на их долю пришлась почти половина сбитых машин.

Первоначально планировалось вооружить С-47, действующие на фронте, аналогично Ли-2. 2 сентября 1943 г. появился соответствующий приказ ГУ ГВФ. На авиарембазе № 400 (АРБ-400) во Внукове вооружили и испытали один самолет. Но по каким-то причинам от массовой доработки машин отказались.

Однако С-47 с пулеметами существовали. Такие переделки изредка проводились непосредственно в частях. По крайней мере, один самолет с верхней турелью УТК-1 с пулеметом УБТ имелся в 101-м ап дд. А в 10-й гв. атд имелись даже машины с дополнительной парой пулеметов ШКАС в задних окнах кабины.

В 1945 г. в Военно-воздушной академии им. Жуковского по проекту подполковника А.С. Вартаняна и майора П.П. Тюрева один С-47 переоборудовали в летающий класс для обучения штурманов. В салоне разместили 10 рабочих мест для курсантов и два — для инструкторов. Над фюзеляжем появился второй астрокупол и дополнительные антенны. С января по март 1946 г. этот самолет успешно прошел испытания в НИИ ВВС. В сентябре того же года его передали как образец в ОКБ-30 А.П. Голубкова. На основе этой машины был создан учебно-штурманский вариант Ли-2 — УчШЛи-2, принятый на вооружение.