РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ.

В состав САК входило пять, а позже семь разведывательных крыльев, вооружённых разными вариантами RB-47. Интересно отметить, что некоторое время в документах ВВС самолёт обозначался R-47E, без буквы «В». Это же можно сказать и о самолётах РЭБ Е-47Е (тоже без «В»).

Они совершили множество разведывательных полётов вдоль границ стран Варшавского Договора, иногда и нарушая их. Все разведывательные полёты выполнялись с санкции президента, поступавшей всего за час до вылета.

Полёты проходили в режиме радиомолчания. Радиостанции работали только на приём, чтобы получить кодовые слова, служившие для передачи инструкций.

Дозаправки в полёте также выполнялись в режиме радиомолчания. Экипаж выходил в заранее определённую точку и визуально отыскивал танкер по навигационным огням. После этого осуществлялся контакт и передача топлива. Выполнив задание, самолёт на обратном пути проводил вторую дозаправку.

Первые такие полёты состоялись в 1952 г. Американцы ставили своей задачей найти секретные аэродромы на Чукотке, с которых советские Ty^t могли бы доставить на территорию США атомные бомбы.

Разведывательного варианта «Стратод-жета» тогда ещё не существовало, поэтому были выделены два В-47В, которые перекинули на базу Илсон на Аляске. В бомбоот-секе установили фотокамеры для съёмки и приёмники для обнаружения работы советских РЛС. На машинах смонтировали гиро-систему для навигации в высоких широтах.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ.

План был таков: два самолёта взлетают и выдвигаются к северному побережью Сибири. Затем один залетает на советскую территорию, а другой — крутится над Ледовитым океаном, выполняя роль ретранслятора. Если первый по какой-либо причине не сможет выполнить пролёт над Чукоткой, его заменяет второй.

На рассвете 15 октября 1952 г. с базы Илсон взлетела пара танкеров КС-97 и направилась на север. Через час поднялись оба В-47В. Набрав высоту, они догнали КС-97 в районе мыса Барроу, где дозаправились. Первым самолётом командовал полковник Хилмэн, а вторым — полковник Флеминг. Через некоторое время они обошли о. Врангеля с северо-запада. Затем Хилмэн, углубившись на советскую территорию, двинулся на восток, к цели разведки. Создавалось впечатление, что самолёт летит из Европейской части СССР.

В то время когда Хилмэн делал необходимые снимки, его засекли РЛС, и экипаж визуально обнаружил истребители МиГ-15, шедшие на перехват. Но момент был упущен, и перехватчики не смогли достать В-47, которые разными путями вернулись на базу.

На снимках нашли два аэродрома, где стояли Ту-4, но их количество говорило лишь об обычных тренировочных полётах. Хилмэн за выполненное задание получил Крест за лётные заслуги.

RB-47E над территорией СССР впервые появились два года спустя, 8 мая 1954 г. Их целями тогда были девять советских аэродромов в Заполярье. Три разведчика двинулись на север вдоль побережья Норвегии. В крайней северной точке маршрута они дозаправились от танкеров КС-97. Когда до Мурманска оставалось примерно 180 км, один разведчик лёг на обратный курс, а два направились к советскому берегу.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ.

Время пребывания одного из них в нашем воздушном пространстве составило 14 минут, он долетел до Печенги и ушёл в сторону Финляндии. Его перехват организовать не успели. Второй, который пилотировал капитан Остин, направился к Мурманску.

На перехват нарушителя последовательно поднимались 13 истребителей авиации флота и ВВС. Наиболее удачно на цель навели истребители лейтенанта Китайчика и старшего лейтенанта Жиганова. В районе Североморска они обнаружили инверсионный след нарушителя, шедшего с превышением в 4500 м относительно перехватчиков. По команде с земли они сбросили подвесные баки и стали, набирая высоту, преследовать RB-47E. Нашим лётчикам с трудом удалось выйти на дистанцию 800 — 1000 м и открыть огонь.

RB-47E шёл на юг, к последним двум целям. И тут перехватчики открыли огонь. Остин перевёл самолёт на снижение, что добавило ему 40 км/ч скорости, а второй пилот, капитан Холт, развернул кресло и стал стрелять по истребителям.

Жиганов, выпустив весь боезапас, вернулся на свой аэродром. Китайчик продолжил преследование, но недолго — и у него боеприпасы кончились.

Третьему советскому лётчику, капитану Курбатову, также удалось обнаружить цель, шедшую с превышением 2000 м. Преследуя её, Курбатову удалось сократить дистанцию, но выйти в зону эффективного огня не получилось, поэтому он стрелял с большого расстояния. Однако ему повезло сделать удачный выстрел — 23-мм снаряд попал в обшивку левого закрылка, примерно в 2,4 м от фюзеляжа. Взрыв выбил переговорное устройство на разведчике и нарушил радиосвязь.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ.

Другой наш истребитель пытался таранить RB-47E, но промахнулся, зато попал в объективы фотокамер. Потом оказалось, что это был МиГ-17, ещё мало знакомый американцам. После окончания съёмки RB-47E ушёл через воздушное пространство Финляндии и Швеции.

Все члены его экипажа получили Кресты за лётные заслуги, более высокую награду нельзя было вручить из-за секретности миссии. Нарушение границы вторым самолётом американское командование не признало, следовательно, наград экипажу не досталось.

18 апреля 1955 г. YRB-47B выполнял разведывательный полёт вдоль побережья Камчатки. Наши РЛС обнаружили его возле м. Лопатка на южной оконечности полуострова. К юго-востоку от м. Васильева его атаковала пара истребителей МиГ-15, разведчик был подожжён и упал в море.

Американская поисково-спасательная операция результатов не дала. Наши знали, что американцы ищут не в том месте, но промолчали. Только в 1992 г. США признали, что машина вела разведку; ранее они утверждали, что мы сбили исследовательский самолёт, занимавшийся изучением погоды. Советская сторона передала некоторые части сбитого разведчика и заверила американцев, что тела пилотов не найдены, и уж тем более американские лётчики не томятся в сибирских лагерях.

В марте — мае 1956 г. проводились разведывательные полёты в Арктике с базы Туле в Гренландии; использовались два крыла RB-47 и две эскадрильи танкеров. В марте в Туле прибыли 16 RB-47E, четыре RB-47H и 28 заправщиков КС-97. Здесь персонал столкнулся с морозами в 30 — 40° при ветре до 100 км/ч. Единственный запасный аэродром, Гус Бэй, находился на полуострове Лабрадор, в 2200 км к югу от Туле, а летать нужно было на север! Первый взлетавший самолёт растапливал снег на полосе, который мгновенно превращался в лёд. Идущей вслед машине приходилось учитывать наличие скользкого льда. Но морозы, кроме проблем, давали два положительных эффекта. Во-первых, из-за роста плотности топлива заправка возрастала с нормальных 44 394 кг до 48 470 кг. Помимо этого, из-за более плотного и холодного воздуха двигатели давали большую тягу, что сокращало разбег и положительно влияло на дальность полёта.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ.

Всё арктическое побережье Советского Союза американцы условно разбили на три сектора: от Кольского полуострова до Диксона, от Диксона до Тикси и от Тикси до Берингова пролива. В каждом вылете разведчики обследовали один сектор.

Обычно выделялись RB-47E для фотосъёмки, RB-47H для электронной разведки и один-два танкера. Ещё два-три заправщика оставались на базе в готовности к вылету. Все полёты осуществлялись днём, при хорошей погоде и в режиме радиомолчания. Утром взлетали и уходили на север танкеры. Через два часа — разведчики, которые догоняли КС-97 где-то над Северным полюсом. При этом RB-47H пеленговал танкеры и выводил пару на них. После приёма топлива разведчики углублялись на нашу территорию на 200 — 300 км и, повернув на восток, шли параллельно берегу, выполняя фотографирование и запись сигналов работающих РЛС. После прохождения заданного маршрута они поворачивали на север и отправлялись на базу.

Иногда RB-47H выполняли одиночные миссии, не заходя в воздушное пространство СССР, — летали вдоль побережья и пеленговали работающие РЛС.

Самый долгий полёт состоялся 27 — 28 апреля 1956 г. Разведчик RB-47 взлетел из Туле и направился к Тикси, затем повернул на восток и пролетел над Индигиркой и Колымой. С советской территории самолёт вышел возле Анадыря и направился на базу Илсон на Аляске, затем вернулся в Туле.

Последний подобный вылет был выполнен 6 — 7 мая. Шесть RB-47E покинули Туле и через Северный полюс направились в сторону СССР. Границу пересекли строем в районе Амбарчика, затем повернули на восток и вышли к Берингову проливу возле Анадыря. Посадку выполнили в Илсоне.

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ.

Всего в рамках этой операции было осуществлено 156 вылетов, в среднем примерно по три вылета в день. Несмотря на такую интенсивность, протестов от советского правительства не последовало. Неизвестны также попытки перехвата непрошеных гостей.

Спустя два месяца после уничтожения U-2 под Свердловском и пленения его пилота Пауэрса президент Эйзенхауэр разрешил разведывательный полёт одного RB-47Н. Самолёт стартовал 1 июля 1960 г. с базы Брайз-Нортон в Англии и, обогнув Норвегию, проследовал вдоль побережья Кольского полуострова в направлении Архангельска. В воздух подняли один МиГ-19. В районе Семи островов «Стратоджет» развернулся и нарушил советскую границу. Капитан Поляков, пилот МиГ-19, начал подавать команды: «Следовать за мной и идти на посадку». Нарушитель на сигналы не реагировал и продолжал углубляться в наше воздушное пространство. Тогда Поляков открыл огонь и поджёг RB-47H, который начал падать. Примерно на высоте 5500 м трое членов его экипажа катапультировались.

Через шесть часов сейнером «Тобольск» из воды были спасены лейтенанты Мак-Кон и Олмстэд и поднято тело майора Пальма. Тела остальных трёх членов экипажа не нашли. После семимесячной отсидки в советской тюрьме американцев отпустили домой.