СЕРИЙНОЕ ПРОИЗВОДСТВО И МОДИФИКАЦИИ МИ-28А

Третий летный экземпляр вертолета, в котором учли замечания военных, получил обозначение Ми-28А (бортовой № 032). Он был построен в соответствии с постановлением правительства от 14 декабря 1987 г. и предназначался в качестве экспортного варианта, несколько отличаясь составом оборудования.

Испытания его начались в январе 1988 г. В следующем году машину впервые продемонстрировали на авиационно-космическом салоне в Ле-Бурже, а затем на выставке в Ред-Хилле (вблизи Лондона) и в последнюю очередь у себя на родине — во время авиационного праздника в Тушино. Демонстрация Ми-28А за рубежом привлекла внимание военных Китая и некоторых стран Юго-Восточной Азии. Для продажи вертолета за рубеж требовалось запустить его в серийное производство, но это оказалось не по силам перестроечной России.

Испытания второго опытного образца Ми-28А (бортовой № 042) начались только в январе 1991 г. Машина была оснащена более высотными двигателями ТВ-117ВМА мощностью по 2200 л.с. Запас мощности позволял продолжить полет и в случае отказа одного из них. Этот вертолет отличался от предшественников новыми эжекторными выхлопными устройствами, а также конструкцией главного редуктора. На нем расширили номенклатуру вооружения, в частности, ввели контейнеры с кассетами инфракрасных и радиолокационных пассивных помех, подвешивавшиеся под крылом.

6 мая 1993 г. Ми-28А продемонстрировал свои уникальные пилотажные характеристики. Летчик-испытатель Г. Карапетян со штурманом С. Серегиным впервые в нашей стране выполнил на вертолете мертвую петлю, а затем и бочку.

Хотя в боевой обстановке это вряд ли могло пригодиться, но в качестве рекламного трюка производило впечатление.

Врожденным свойством вертолета является способность перемещаться назад и в стороны. Ми-28 может лететь хвостом вперед со скоростью до 100 км/ч и выполнять развороты на режиме висения с угловой скоростью до 45 град./с.

Апогеем испытаний стало участие Ми-28А в общевойсковых учениях под Гороховцом, прошедших в сентябре 1993 г., после которых заказчик вновь обратил свои взоры на двухместный боевой вертолет.

В 1993 г., после окончания первого этапа государственных испытаний Ми-28А, было получено предварительное заключение заказчика, позволившее приступить к выпуску установочной серии. Тогда же первый заместитель министра обороны А. Кокошин заявил, что Ми-28 хорошо вписывается в формирующуюся долгосрочную программу вооружений Российской армии.

В 1994 г. на ростовском заводе «Роствертол» приступили к подготовке серийного производства Ми-2Е1А: под руководством генерального директора М.В. Нагибина был перестроен весь технологический процесс под выпуск новой машины, но на этом все и закончилось.

Вертолетом заинтересовались иракские военные, однако заключенное еще осенью 1990 г. соглашение о продаже и лицензионном производстве Ми-28А так и осталось на бумаге. Приглядывались к вертолету и европейцы, в частности, шведы и турки, но здесь на пути Ми-28А встали американцы со своим «Апачем».

Из-за недостаточного финансирования работы затянулись, оборудование вертолета стало морально устаревать, что снижало его боевые возможности.

В связи с этим генеральный конструктор МВЗ М.В. Вайн-берг по согласованию с заказчиком прекратил работы по Ми-28А и сосредоточил все усилия на создании «ночного» варианта — Ми-28Н — с принципиально новым интегрированным комплексом бортового радиоэлектронного оборудования.