В ГРАЖДАНСКОЙ АВИАЦИИ

парашют,гражданской авиации,планер,нагнетатель

Все варианты Р-5 (П-5) служили в гражданской авиации многие годы. А вот судьба аналогичной гражданской модификации «зета» — П-3ет — оказалась совершенно иной.

Как уже говорилось, в 1937 г. по решению Совета Труда и Обороны ГВФ выделили 100 новых самолетов. К 7 июня 75 из них уже приняли. ГУ ГВФ отказывался от машин с некомплектным радиооборудованием, требуя хотя бы последние 25 снабдить передатчиками. Однако СНК потребовал взять их как есть.

Особого ликования по этому поводу, понятно, не испытывали. В отчете ГУ ГВФ за 1937 г. записано: «Качество самолетов… П-3ет — весьма низкое. Эта материальная часть по своему качеству соответствует мировой авиации примерно начала 30-х годов».

В первую очередь П-Z стали поступать в так называемые матричные звенья, перевозившие печатные матрицы центральных газет. Начали с линии Москва — Ленинград. Одними из первых новую технику получили Северо-Казахс-танское, Азово-Черноморское и Северное управления, эскадрилья особого назначения и 1-я школа ГВФ. Получили — и прослезились.

Внедрение П-3ет в эксплуатацию шло с большими трудностями. Аварии следовали одна за другой. Уже к 26 марта имели место одна катастрофа (в Северном управлении), 18 аварий и 15 поломок. Они непрерывно шли и далее. Почти половина, как и в ВВС, приходилась на непроизвольный разворот на взлете или посадке. Так, 23 июля машину пилота Н.Г Голодягина при посадке в Пензе вывернуло влево; результат — поломка крыла. 25 сентября летчик Сафонь-ев приземлялся в Ташкенте. Его крутануло вправо, и он поломал правую нижнюю плоскость.

парашют,гражданской авиации,планер,нагнетатель

Всего до конца года имели место 20 аварий, и парк полученных самолетов сократился примерно на четверть. Анализируя эту статистику, руководство ГВФ признавало: «Лихорадочный ввод в строй самолетов П-3ет… привел к громадной аварийности».

В самом конце года, 19 декабря, один «зет» угнали за границу. Тренировочный самолет Дальневосточного управления, вылетев с аэродрома Озерные Ключи, должен был доставить три мешка почты. Но пилот Гусаров вместо почты взял на борт своего приятеля, синоптика Попова, и полетел к границе с Маньчжурией. За ним погнались два Р-5, с которых беглецов обстреляли из пулеметов. Но, пользуясь преимуществом в скорости, П-3ет ушел и пересек границу в районе станции Гродеково. Поднятые по тревоге истребители И-16 опоздали. Дальнейшая судьба этого самолета и его экипажа неизвестна.

Удержались «зеты» в эксплуатации недолго. При интенсивном использовании недостаточно прочные П-Z быстро разрушались. Дальневосточное управление ГВФ сообщало, что самолеты «…показали много дефектов конструктивного порядка». В частности, к уже выявленным в ВВС недостаткам добавилось разрушение хвостовиков нервюр. Это было связано с застаиванием воды и гниением при безангарном хранении. К началу 1938 г. многие П-Z уже списали или законсервировали. Их перепасовывали из одного управления ГВФ в другое. Вызывали нарекания у летчиков и пилотажные характеристики «зета».

В ГВФ не знали, как поступить. С одной стороны, остаточная стоимость парка превышала 13 млн. рублей, амортизация еще не разбитых самолетов составляла менее 10%.

парашют,гражданской авиации,планер,нагнетатель

С другой, использование этих машин было почти невозможно: они приносили не прибыль, а убытки от ремонта и простоев. В сентябре 1938 г. сформировали комиссию, которая предложила провести ревизию всех «зетов», а затем выпопнить их ремонт с внесением усилений в конструкцию планера, сняв нагнетатели с двигателей; после этого использовать самолеты только как тренировочные.

С 31 октября 1938 г. эксппуатация П-Z в «Аэрофлоте» была прекращена. Их частично заменили ПС-40 (разоруженные СБ), а в основном — старые надежные П-5. На 1 мая 1939 г. в ГВФ насчитывалось 78 П-3ет, из них исправных — три, да и те использовались как тренировочные. Далее и их отправили на консервацию. На 1 января 1940 г. все 67 уцелевших машин числились требующими ремонта, который неспешно вепи на заводе в Омске. К 1 марта 1940 г. оттуда вы-шпи всего два самопета.

Руководству ГВФ пришлось принять кардинальное решение. Большую часть техники списапи, кое-что отдали в ведомственную авиацию. Отобрав наиболее исправные машины, привели их в порядок, передав в тренировочные отряды. На 1 декабря 1940 г. осталось 16 «зе-тов», из них летать могли 11, два значились как «совершенно негодные». Далее парк П-3ет медленно уменьшался. На 1 апреля 1941 г. их насчитывалось 15, на 1 мая 1942 г. — девять (исправных три). На 1 октября их уже не осталось совсем. В ведомственной авиации «зеты», например, использовали для испытания парашютов. С них сбрасывались манекены или совершали прыжки испытатели-парашютисты. Это были не только люди: опробовали и парашюты для собак.

Некоторое количество машин передали тресту «Госгеосъемка», подчинявшемуся НКВД. Там их использовали для картографической фотосъемки. Именно аэрофото-съемочные «зеты» прожили дольше всех.

В декабре 1946 г. руководство ГВФ докладывало наверх: «У Министерства земледелия есть самолеты Р-3ет, большая часть которых вышла из строя…» 1 июля 1947 г. один Р-3ет, принадлежавший тресту «Сельхозаэросъемка», еще находился на аэродроме в Ирбите, причем числился исправным. По-видимому, это был последний «зет» в стране.