В ИЗРАИЛЕ

Второй страной, где «ураганы» активно и достаточно успешно использовали в боевых действиях, стал Израиль. Можно с полной уверенностью сказать, что в череде ближневосточных конфликтов между еврейским государством и окружающими его враждебными арабскими странами для «Урагана» настал его звездный час. В руках хорошо подготовленных израильских летчиков этот, в общем-то, устаревший самолет показал многие свои положительные качества, такие, как хорошие боевая живучесть и ремонтопригодность, неплохая приспособленность для ударов по наземным целям в условиях противодействия не очень сильной ПВО противника, широкий арсенал разнообразных средств поражения объектов на земле, относительную несложность освоения самолета летным и техническим составом.

Непосредственным поводом к поиску Израилем новых поставщиков боевых самолетов стали поступление в середине 1950-х гг. в Египет больших партий достаточно современной на тот период военной техники, в том числе и авиационной, из Советского Союза и других социалистических стран. Старт этому процессу дало заключенное между Египтом и Чехословакией соглашение о продаже вооружений. Советский Союз поставил вооруженным силам президента Насера истребители МиГ-15бис и фронтовые бомбардировщики Ил-28. В израильских же ВВС в тот период единственным типом реактивного истребителя был британский «Метеор», имевшийся в дневной истребительной и разведывательной модификациях. Плюс к этим машинам в сентябре 1956 г., как раз накануне Суэцкого кризиса, начали прибывать ночные истребители «Метеор» NF.13.

Воздушная мощь Израиля перед лицом нараставшей арабской угрозы выглядела явно неадекватной ни по качеству, ни по количеству. «Метеор» не мог на равных противостоять в бою созданному значительно позднее советскому МиГ-15. Ярким подтверждением этого факта стало истребление австралийских «метеоров» в столкновениях с МиГ-15 в небе Кореи еще в самом начале 1950-х гг. Советские реактивные самолеты начали появляться во все возрастающих количествах на египетских аэродромах, где инструктора из СССР и стран Восточной Европы приступили к подготовке египетских пилотов к боевым действиям.

В свете сложившейся обстановки Израиль стал в экстренном режиме модернизировать свои ВВС. Начались переговоры с Францией о заказе 24 истребителей Дассо «Мистэр» НС, несколько уступавших МиГ-15 по летным данным, но, безусловно, превосходивших «метеоры». В Канаде попытались приобрести 24 самолета типа Канадэр «Сейбр» Мк.6 (лицензионную копию «Сейбра» американского). Этот истребитель уже мог на равных сражаться с советской машиной. Однако «мистэры» ранних модификаций имели немало конструктивных недоработок и дефектов, препятствовавших их поставке на экспорт. Канада же не захотела лезть в арабо-израильские разборки ни в каком качестве, и просто отказалась продавать «сейбры». В этой ситуации израильтяне попытались в качестве альтернативы «Сейбру» закупить во Франции новый «Мистэр» IVA, но его серийное производство тогда только разворачивалось и все выпущенные самолеты шли во французские ВВС. Израилю, за неимением лучшего, пришлось ограничиться закупкой в тот момент уже порядком устаревших истребителей MD 450 «Ураган».

Чуть позже французы все-таки предоставят Израилю современные «мистэры» IVA; их к началу боев на Синае будет насчитываться 16 штук. После этого на десятилетие Франция станет основным поставщиком авиационной техники в Израиль.

Всего израильские ВВС получили из Франции 70 «ураганов», в том числе 24 MD 450B и 45 MD 450A. Первая партия поступила в 1955 г., 24 машины модификации MD 450B взяли с базы хранения французских ВВС. В следующем году оттуда же пришли еще шесть самолетов, но уже более раннего типа—MD 450A. В 1961, 1962 и 1963 гг. «на землю обетованную» доставили дополнительно соответственно один, девять и шесть «ураганов» модификации «А». Последняя партия, состоявшая из 24 MD 450A, прибыла в 1964 г.

В октябре 1955 г. «ураганами» вооружили специально сформированную 113-ю эскадрилью, базировавшуюся на аэродроме Хатцор. Командовал ею майор Мордехай Ход, в будущем командующий ВВС Израиля. На это подразделение возлагалась задача по обеспечению ПВО страны. Именно в качестве истребителя-перехватчика состоялся боевой дебют этого самолета на Ближнем Востоке. 12 апреля 1956 г. пара египетских «вампиров» вторглась в воздушное пространство Израиля в районе пустыни Негев. На их перехват поднялись два «урагана», которые пилотировали лейтенанты Давид Ки-шон и Менах Цехави. В последовавшем воздушном бою был сбит один «вампир», летчик сумел катапультироваться и попал в плен. Эту победу одержал лейтенант Кишон.

На 29 октября 1956 г., к моменту начала боевых действий на Синайском полуострове, в 113-й эскадрилье насчитывалось 29 «ураганов», из них 22 в бое-готовом состоянии.

Но вот с летными кадрами было хуже. Самолеты не успели до конца освоить. Успели подготовить всего 17 пилотов, три из которых имели всего лишь по шесть часов налета на данном типе истребителя. Прекрасно понимая, что тягаться с МиГ-15 в воздушном бою «ураганам» будет весьма тяжело, к началу войны командование израильских ВВС сняло 113-ю эскадрилью с дежурства в системе ПВО. Теперь основной ее задачей стала непосредственная поддержка войск на поле боя. «Ураганы» переквалифицировали в истребители-бомбардировщики и штурмовики.

Однако в первый день боевых действий на Синае эскадрилью послали на сопровождение группы из 16 транспортных самолетов С-47, с которых парашютисты 202-й бригады выбрасывались в тыл египетских войск восточнее перевала Митла. Египетские истребители при этом не встретились, высадка прошла удачно. А вот на следующий день «ураганы» 113-й эскадрильи выполнили 17 боевых вылетов на штурмовку египетских бронетанковых частей на Синае.

В последний день октября летчикам пришлось работать еще интенсивнее: израильские «ураганы» совершили 44 боевых вылета. Ранним утром этого дня произошло редчайшее событие в военной истории: боевой корабль капитулировал перед самолетами. Египетский эскортный эсминец «Ибрагим-аль-Аваль» (корабль английской постройки типа «Хант») в темноте подошел к прибрежному городу Хайфа и начал обстреливать город, порт и расположенный поблизости нефтеперегонный завод. На помощь израильтянам двинулось соединение французских кораблей во главе с крейсером «Жорж Леиг», в море вышли также два израильских эсминца. «Ибрагим-аль-Аваль» успел выпустить более 200 снарядов и ушел на северо-запад.

Его искали израильские корабли и самолеты. Египетский эсминец был обнаружен транспортным самолетом «Дакота», который стал наводить на него истребители. Пара «ураганов» из 113-й эскадрильи, пилотировавшихся Давидом Кишоном и Яаковом Агаси, сначала по ошибке чуть не атаковала торговое судно, но затем все же нашла нужную цель. Летчики открыли огонь ракетами с высоты 200 м и дистанции 450—500 м. По эсминцу выпустили 32 70-мм НУР типа Т-10 и достигли четырех прямых попаданий, в том числе одного ниже ватерлинии. Ракеты поразили левое котельное отделение, вывели из строя электросистему и повредили одну из орудийных башен. Прекратили работать механизмы подачи снарядов к орудиям. Корабль частично потерял ход, над ним поднялся густой дым. Четыре человека из экипажа эсминца были убиты, 18—ранены. Командир египетского корабля поднял белый флаг.

«Ибрагим-аль-Аваль» был отбуксирован к берегу, позднее отремонтирован и вошел в состав израильского флота под названием «Хайфа». Он участвовал в «шестидневной войне» в 1967 г.

В середине того же дня, 31 октября, пара «ураганов» ушла на поддержку десантников в районе перевала Митла. Самолеты вели капитан Ран Шарон и лейтенант Айноам Розен. После взлета на истребителе Розена выявились неполадки в системе подачи топлива от подвесных баков, и машины по радио перенацелили на более близкую цель, где концентрировались египетские танки. На подходе к ней «ураганы» попали под атаку восьмерки МиГ-15бис, кроме того, по ним вели огонь с земли из крупнокалиберных пулеметов.

Вот тут-то и проявилась прекрасная живучесть «Урагана». Самолет Шарона получил три попадания 23-мм снарядов из пушки египетского истребителя и три пробоины от 12,7-мм пулеметов с земли, машину Розена поразил 37-мм снаряд с МиГ-15бис. От верной гибели летчиков спасла пара подошедших на помощь «мистэров», ненадолго отогнавшая египетские истребители. Спасенные «ураганы» повернули на свою базу. Самолет Розена дотянул до аэродрома и благополучно приземлился, а машина Шарона, теряя остатки топлива, села на запасной площадке. На следующий день технический состав эскадрильи сумел ввести оба поврежденных истребителя в строй.

После часа дня пара «ураганов» летчиков Яакова Агаси и Эйтана Аялона ушла на штурмовку бронетанкового соединения противника в районе Джебель-Либни. Над целью они были атакованы двумя МиГ-15бис. Аялон сумел ускользнуть из-под удара, причем преследовавший его египетский истребитель сам попал под огонь пушек Агаси и был сбит. До конца дня 113-я эскадрилья совершила еще несколько налетов на различные египетские военные объекты. Например, у Эль-Ариша удалось сжечь на аэродроме восемь египетских самолетов. По другой версии, это были макеты, которые египтяне широко использовали в этом конфликте.

На три последующих дня основной работой для эскадрильи стало участие в разгроме отступавших к Суэцкому каналу египетских войск и удары по укрепленному району близ Газы, который капитулировал 3 ноября. В этот же день «ураганы» нанесли удар по крепости Шарм-аш-Шейх на юге Синайского полуострова.

Они сбросили бомбы и обстреляли из пушек позиции береговой артиллерии севернее крепости. Во время этого налета египетские зенитчики сбили один «Ураган», израильский пилот попал в плен. Чуть позже группа самолетов вылетела на поиск и уничтожение судов противника, снабжавших осажденную крепость. При этом израильтяне по ошибке атаковали своих союзников британцев, обстреляв фрегат флота Ее Величества «Крейн», приняв его за однотипный египетский корабль «Эль-Тарик». Британские моряки проявили высокий уровень боевой подготовки, открыв по атакующим самолетам эффективный заградительный огонь. В результате один из «ураганов» был сбит, после чего до израильских летчиков дошло, что они «долбят» явно не египтян—не тот уровень сопротивления, и прекратили атаки на фрегат.

Воздушные атаки на крепость Шарм-аш-Шейх продолжили 4 ноября, при этом от зенитного огня был потерян еще один «Ураган», летчик спасся. В 9 часов утра на следующий день крепость капитулировала, на этом вторая арабо-израильская война для 113-й эскадрильи закончилась. Считавшиеся устаревшими «ураганы» израильских ВВС показали себя в боях неплохими ударными самолетами, живучими и маневренными. Следует, конечно, учитывать довольно слабую подготовку египетских летчиков и зенитчиков, которые не могли в полной мере использовать превосходство в численности и качестве боевой техники. В ходе кампании «ураганы» уничтожили два десятка танков, 24 бронетранспортера и бронеавтомобиля, более 20 автомашин и разгромили более десяти артиллерийских позиций противника.

Безвозвратные потери израильтян составили три самолета при одном погибшем летчике, причем последний случай стал следствием действий союзников-англичан с фрегата «Крейн». Шесть машин были повреждены, но все они вскоре были отремонтированы наземным составом и вернулись в строй.

В 1960-е гг. «ураганы» в Израиле использовались в основном для тренировок с целью поддержания необходимых навыков у летчиков-резервистов; 113-я эскадрилья стала учебно-боевой частью. В мирное время, с декабря 1956 г. по март 1966 г., в различных летных происшествиях израильские ВВС потеряли порядка пятнадцати машин, при этом погибло более десятка пилотов. Но как отмечалось выше, для возмещения потерь после Суэцкой кампании Израиль получил из Франции до начала 1965 г. 30 «ураганов», которые с лихвой покрыли утраченное и даже позволили сформировать в том же году еще одну эскадрилью, вооруженную машинами этого типа—107-ю.

«Ураганы» еще довольно долго состояли на вооружении в Израиле. Они стали участниками ряда боевых столкновений, предшествовавших «шестидневной войне»,—на Голанских высотах и на границе с Иорданией. 13 ноября тройка «ураганов», патрулировавшая небо над Иерусалимом, была обстреляна с земли. Лейтенант Йоханан Роцер получил ранение, но сумел привести свой самолет на аэродром Хатцор.

Непосредственным прологом к «шестидневной войне» стали бои с сирийскими войсками на Голанских высотах, в ходе которых 7 апреля 1967 г. группа «ураганов» нанесла удар по позициям сирийской артиллерии.

Накануне этой войны в составе ВВС Израиля оставался 51 «Ураган».

Они эксплуатировались в двух эскадрильях— в 113-й (командир майор Иосиф Сал-нет, аэродром Хатцор) и 107-й (командир майор Яаков Тернер, аэродромы Рамат-Давид и Лод). Обе эскадрильи в мирное время считались кадрированными и не имели полного комплекта личного состава; в случае открытия военных действий они должны были пополняться резервистами.

Утром 5 июня, в день начала «шестидневной войны», израильская авиация нанесла мощный удар по базам ВВС Объединенной Арабской Республики (ОАР), в которую тогда входили Египет и Сирия. При этом израильское^коман-дование подняло в воздух практически все, что у него было и что могло нести хоть какую-либо бомбовую или ракетную нагрузку. «Ураганы» 107-й эскадрильи совершили налеты на египетские аэродромы в Эль-Арише, Бир-Тамаде и Джебель-Либни, а 113-я атаковала Бир-Гифгафу и Файид. Затем круг целей расширился: в этот же день бомбы, ракеты и напалм обрушились на египетские авиабазы Абу-Суэйр и Каир-Уэст. Израильской авиацией были также нанесены удары по аэродромам в Мадж-Реале и Сайка-ле на территории Сирии. Досталось и союзникам ОАР—израильтяне бомбили и штурмовали базы иорданских ВВС в Мафраке и Аммане.

По замыслу и исполнению все это очень напоминало действия Люфтваффе, которыми Гитлер всегда начинал нападение на очередную страну. Немцы наносили такие удары, например, в мае 1940 г. и июне 1941 г. Тогда германская авиация своими грамотными действиями сумела во многом парализовать способность противника к организованному сопротивлению. Израильтяне сумели прекрасно усвоить эти уроки, во многом повторив германскую стратегию превентивных воздушных ударов по более сильному в количественном отношении, но хуже организованному и подготовленному противнику.

Эти первые удары с воздуха достигли поставленной цели—уже изготовившиеся к ударам по Израилю ВВС арабских стран в короткий срок понесли огромные потери и практически были выведены из дальнейшей игры, оставив свои сухопутные силы без прикрытия с воздуха, что в условиях пустынной местности Ближнего Востока равноценно верной гибели.

В эти первые победы израильской авиации в «шестидневной войне» внесли свой вклад и «ураганы». В результате их атак в Эль-Арише на стоянках были сожжены семь истребителей МиГ-17, а в ангаре уничтожен транспортный самолет Ил-14. На аэродроме в Бир-Тамаде уничтожены 12 истребителей МиГ-21Ф-13, три вертолета и еще один Ил-14, на летном поле в Мафраке—несколько иорданских истребителей «Хантер». Во время одного из налетов самым невероятным образом был потерян израильский «Ураган». Его пилоту удалось в воздушном бою сбить египетский МиГ-17, летчик которого сумел катапультироваться. Но отделившееся кресло столкнулось с израильским самолетом, серьезно повредив его. Теперь уже израильскому пилоту пришлось катапультироваться; он спустился на парашюте в море, был подобран и взят в плен египетскими рыбаками.

И эта потеря для двух израильских эскадрилий, вооруженных «ураганами», была не единственной. В первый день войны над Эль-Аришем в ходе налета на аэродром огнем крупнокалиберных пулеметов был сбит «Ураган» капитана Юваля Эфрата. Над Бир-Гифгафой была серьезно повреждена машина капитана Давида Ярива, который перед гибелью сумел, однако, расстрелять взлетавший с аэродрома МиГ-21Ф-13.

Над Файидом сбили «Ураган» лейтенанта Мордехая Пинто, сам пилот погиб. На крупнейшем египетском аэродроме Каир-Уэст, где базировались дальние бомбардировщики Ту-16, поставленные Египту Советским Союзом, подбитый «Ураган» рухнул на последний уцелевший после налета Ту-16. При налете на аэродром Мафрак получил серьезные повреждения «Ураган» майора Йозефа Сальнета, но ему удалось дотянуть до линии фронта и покинуть самолет уже над позициями израильских войск. В одном из последующих налетов на Мафрак капитан-резервист Йорам Харпац расстрелял на земле два «хантера», но, выходя из атаки, налетел на провода. Самолет был поврежден, а пилот получил ранение. Вместе со своим ведомым он вышел из боя и отправился на запасной аэродром в пустыне Негев. Заблудившись, летчики случайно попали в запретную зону, установленную вокруг израильского ядерного центра в Димоне, где тогда тайно работали над созданием атомной бомбы. «Ураганы» были обстреляны ЗРК «Хок». При этом самолет ведомого был сбит (пилот погиб), а истребитель ведущего получил дополнительные повреждения. Всего потери израильтян в первый день боев, по разным источникам, оцениваются в шесть «ураганов».

После того разгрома, который в первый день войны израильтяне устроили авиации арабских стран, обе эскадрильи «ураганов» были перенацелены на поддержку наступающих сухопутных войск. На следующий день, 6 июня, вместе с учебно-боевыми самолетами «Мажис-тер» они разгромили отступавшую по Синайской пустыне к Суэцкому каналу ко-Уюнну египетских войск, насчитывавшую до сотни танков, бронетранспортеров и автомобилей.

В боях против египтян в этот день был сбит «Ураган» Рафаэля Лева, пилот спасся. 7 июня «ураганы» уже наносили удары по иорданским вооруженным силам. В районе Янина они ухитрились уничтожить два батальона иорданских танков американского производства типа «Паттон», спалив 85 из 90 машин. При этом был потерян один «Ураган», сбитый либо иорданским «Хан-тером», либо огнем ПВО. На следующий день на иорданском фронте израильтяне потеряли от огня иорданских зенитчиков еще один самолет, пилот Зик Яааков спасся.

Боевые действия против Сирии за господство над Голанскими высотами начались 8 июня. В ударах по сирийским наземным объектам участвовали обе эскадрильи «ураганов». С 8 по 10 июня они там потеряли в общей сложности пять машин.

Война 1967 г. закончилась полной победой Израиля. Его вооруженные силы сумели разгромить значительно превосходящие их по количеству боевой техники и личного состава армии арабских стран, захватив Синайский полуостров, Восточный Иерусалим и Голанские высоты, значительно улучшив стратегическое положение страны в этом неспокойном регионе.

Когда израильское командование подвело итоги «шестидневной войны», выяснилось, что и на сей раз устаревший «Ураган» в условиях ближневосточного ТВД подтвердил свои неплохие боевые возможности, живучесть и неприхотливость. Всего в ходе боев было потеряно 11 самолетов при среднем итоге—25 боевых вылетов на одну машину. Из них восьми истребителей лишилась 107-я эскадрилья. Практически все участвовавшие в войне «ураганы» получили повреждения, часть из них уже была непригодна к дальнейшей эксплуатации и не подлежала ремонту.

Всего за июнь 1967 г. из состава ВВС Израиля были выведены по разным причинам 27 «ураганов».

После войны остававшиеся боеспособными 24 истребителя сосредоточили в 113-й эскадрилье, которую снова преобразовали в учебно-боевую часть, 107-я эскадрилья была расформирована. Военное противостояние между арабами и израильтянами, питаемое взаимной ненавистью и поставками оружия обеим враждующим сторонам Восточным и Западным блоками, продолжалось, то лениво тлея, то снова разгораясь сполохами огня. 113-ю эскадрилью иногда привлекали к боевым действиям на временно «замороженных» фронтах взаимного противостояния с Иорданией и Египтом. На иорданском фронте были потеряны два самолета и один пилот. До середины 1971 г. в боях и в летных происшествиях израильские ВВС утратили четыре машины этого типа. К этому времени американцы переправили в Израиль много современных боевых самолетов. «Ураганы» стали больше не нужны, их эксплуатацию прекратили, а то, что осталось, передали на консервацию. В октябре 1974 г. 18 еще способных летать «ураганов» Израиль продал Сальвадору. Последние израильские «ураганы» постепенно передавались в музейные экспозиции, в частности, пять самолетов—в Музей ВВС Израиля.