В РОССИИ

Летом 1916 г. российское Управление Военно-воздушного флота (УВВФ), тщательно изучив производственные возможности отечественных авиазаводов, пришло к неутешительному выводу. Даже с учетом планируемого ввода в строй новых мощностей российская авиапромышленность в 1917 г. могла удовлетворить лишь 44% потребностей фронта в боевых самолетах. Остальное требовалось ввозить из-за границы.

Традиционно большинство машин Россия закупала во Франции, но в этот раз решили слегка отступить от традиции, обратив внимание и на английскую технику. Тем более, что англичане летом 1916 г. предложили несколько образцов аэропланов, высоко оцененных русской закупочной комиссией. Это были скоростной истребитель Виккерс FB.19, многоцелевой аэроплан RAF ВЕ.2е, оснащенный радиостанцией, а также «Полуторастоечный» в разведывательном и бомбардировочном вариантах.

Вскоре с Великобританией был подписан договор на поставку в Россию самолетов названных типов, в том числе и «сопвичей», и об организации в Москве авиашколы по обучению наших летчиков и механиков работе с английской авиатехникой. В соответствии с этим договором в ноябре 1916 г. в Москву прибыла группа британских авиаторов во главе с майором RFC Вэлентайном. В группу первоначально входили семь человек, затем к ним добавились еще четверо. Среди них были летчики, наблюдатели, специалисты по двигателям, вооружению и радиооборудованию.

Зимой 1916/17 г. в школе проводились теоретические занятия, а в марте, наконец, прибыли и первые самолеты — пять «виккерсов», пять двухместных «сопвичей» и пять BE.2.

Из них сформировали три учебных отряда: истребительный, разведывательный и корректировочный. Школа приступила к практическим занятиям. Русские фронтовые экипажи, уже имевшие летную подготовку и опыт боевых действий на французских машинах, быстро освоили английскую технику.

Но дальнейшие поставки застопорились. С одной стороны морской путь в Россию из Англии был небезопасен. Немецкие подводные лодки топили суда. В Северном море пошел на дно русский пароход «Буревестник», перевозивший в Мурманск партию аэропланов. Чтобы обойти наиболее угрожаемые районы, кораблям приходилось делать крюк аж до Исландии. Но главная причина задержек все же была в другом. Наступившая в России после Февральской революции неразбериха, митинговщина и череда забастовок, а также слабая пропускная способность железных дорог препятствовали своевременному вывозу из северных портов прибывавшей из Англии авиатехники и других грузов. За время летней навигации 1917 г. в Мурманске и Архангельске скопились громадные запасы вооружений, а на фронт не поступало почти ничего.

В июне, так и не дождавшись английских самолетов, русские выпускники московской авиашколы разъехались по своим отрядам, а новых учеников на их место не прислали. Английские инструкторы, оставшись без работы, также подали рапорта об отправке на фронт. Из них был сформирован сводный авиаотряд, который в июле — августе принимал участие в боях на Юго-Западном фронте, под Тарнополем. Так «полуто-растоечники» впервые появились на Восточном фронте.

Одноместный вариант в России не прижился.

Есть даже информация о том, что несколько поступивших из Англии одноместных «сопвичей» в России переоборудовали в двухместные, прорезав заднюю кабину и установив там стрелковые турели. Вряд ли это можно объяснить острой необходимостью обеспечения защиты сзади, даже за счет отказа от бомбовой нагрузки. Ведь активность германских истребителей на Восточном фронте Первой мировой войны была гораздо ниже, чем на Западном, да и количество их несравнимо меньше. Вероятно, все дело было в том, что бомбовый отсек «сопвича» рассчитывался под английские или французские бомбы, имевшие более тонкую и вытянутую форму, чем российские. Следовательно, наши боеприпасы для «сопвича» не годились, а полностью зависеть от неритмичных импортных поставок было нерационально. Поэтому бомбардировщики «тип 9700» и переделали в разведчики.

За героические штурмовки австрийских позиций и нанесение противнику больших потерь майор Вэлентайн удостоился личной благодарности генерала Корнилова и русского ордена Святого Георгия IV степени. Различные награды получили и другие английские летчики. Между тем осенью 1917 г. всеобщий развал перекинулся и на действующую армию. Массовое дезертирство, открытое неповиновение приказам и даже расправы солдат над своими офицерами стали на фронте обычным явлением. Наблюдая все это, англичане спешно покинули Россию. Только их командир остался здесь навсегда: в сентябре майор Вэлентайн, не выдержав нервных и физических перегрузок, внезапно умер от инфаркта в возрасте 34 лет…

До закрытия навигации в Россию было доставлено от 120 до 140 английских «сопвичей».

Всего, по английским данным, было отправлено 148 машин (в том числе 39 одноместных), но часть из них затонула вместе с пароходом «Буревестник». Кроме того, поступило несколько десятков «полуторастоеч-ных» французской сборки. Точное их число неизвестно. Есть лишь данные о том, что 12 августа 1917 г. пароход с пятью «сопвичами» отплыл из Франции в Архангельск, но это была далеко не единственная партия.

Самолеты дожидались своей участи в архангельских портовых складах, на складе готовой продукции завода «Дукс» и в Центральном московском авиапарке-складе на Ходынском поле, где к декабрю 1917 г., согласно документам, числилось 72 «сопвича».