В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ

По-видимому, первая информация о появлении в США нового тяжелого бомбардировщика с необычно высокими характеристиками попала к советскому руководству во время визита в СССР советника президента США по авиации Э. РикенбеЙкера. После этого начался планомерный сбор информации по официальным и неофициальным каналам.

19 июля 1943 г., когда производство только разворачивалось, руководитель советской военной миссии в США генерал Беляев запросил американцев о возможности предоставить несколько экземпляров В-29 для изучения. В ответ последовал отказ. А 28 мая 1945 г. СССР попросил уже 120 машин для использования на Дальнем Востоке против Японии. Однако американцы не дали ни одной.

К этому времени у Советского Союза уже имелось три бомбардировщика этого типа. Всего же границу с СССР пересекли пять В-29. Все они участвовали в налетах на Японию. Первый из них сел на аэродром морской авlции Центральная-Угловая, расположенный в 30 км К северу от Владивостока, 29 июля 1944 г. Самолет принадлежал 771-й эскадрилье 462-й группы, имел номер 42-6256 и название на борту «Рэмп Трэмп». B-29-5-BW был подбит японскими зенитчиками над Ань-шанем в Манчьжурии. Командиром экипажа являлся капитан Г. Джарелл. Так как был поврежден один мотор, командир решил не «тянуть» на свой аэродром, а вошел в воздушное пространство Советского Союза. Самолет перехватили истребители ВВС Тихоокеанского флота и привели его.на наш аэродром.

Согласно действовавшему в то время советско-японскому соглашению о нейтралитете, машина и экипаж были интернированы.

Эта практика относилась ко всем попадавшим на территорию Дальнего Востока в ходе боевых действий американским самолетам. B-29-5-BW остался на Центальной-Угловой, а экипаж Джарелла переправили в сборный лагерь в Средней Азии, оттуда он через Иран вернулся домой.

20 августа через Амур перелетел еще один самолет — B-29A-1-BN из 395-й эскадрильи 40-й группы. Его подбили во время налета на сталелитейные заводы в Явате. Командир самолета Р. Мак-Глинн, перетянув через реку, отдал приказ прыгать. Все члены экипажа благополучно приземлились на парашютах. Неуправляемый бомбардировщик врезался в сопку в районе Хабаровска. Его обломки лежат в тайге до сих пор.

Следующим стал B-29-15-BW NQ 42-6365. 11 ноября 1944 г. он при вылете на Японию попал в тайфун и был незначительно поврежден молнией. Экипаж во главе с капитаном У. Прайсом потерял ориентировку и на остатках горючего дотянул до побережья советского Дальнего Востока. Садился Прайс на аэродроме Центральная-Угловая, там же, где и первый В-29. Этот самолет с надписью на борту «Генерал Х. Арнольд сп е-шиэл» при надлежал 794-й эскадрилье 486-й группы.

Четвертая машина села 21 ноября 1944 г. Этот B-29-15-BW лейтенанта Ми-киша (или, по другому документу — Мик-лиша) бомбил Омуру и ушел от цели на трех моторах, четвертый вывели из строя японские истребители. У побережья его встретили советские самолеты и привели на аэродром. Этот В-29 имел N 42-6358 и бортовую надпись «Дин г Хао».

Значительно позже, 29 августа 1945 г., в СССР попал пятый В-29.

Самолет появился в районе аэродрома Канко, где базировался 14-й истребительный авиаполк ВВС Тихоокеанского флота. Его перехватили две пары Як-9 и обстреляли, в результате чего на бомбардировщике загорелся левый крайний мотор. В-29 сел тут же, на аэродроме Канко. Поскольку все это произошло уже после объявления СССР войны Японии и, соответственно, денонсации договора о нейтралитете, то машину, по-видимому, после ремонта, вернули. Номер этого самолета и подразделение, которому он принадлежал, установить не удалось.

В итоге в руках ВВС Тихоокеанского флота оказалось три В-29 в различной степени исправности. Нарком военно-морского флота адмирал н.Г. Кузнецов приказал организовать их изучение. Для этого на Дальний Восток направили заместителя начальника летной инспекции ВВС ВМФ подполковника СБ. Рей-деля, в прошлом летчика-испытателя. С Черного моря откомандировали еще двух пилотов, до этого летавших на американских бомбардировщиках А-20. Инженеров А.Ф. Чернова и М.М. Круглова подобрали на месте.

Рейдель самостоятельно освоил В-29, используя документацию, найденную на одном из самолетов. Сначала он рулил по аэродрому, делал подлеты и, наконец, взлетел. С января 1945 г. началось планомерное изучение В-29. На 1 января два В-29 находились в распоряжении управления ВВС Тихоокеанского флота и еще один — в 35-й отдельной даль-небомбардировочной эскадрилье. Эту часть сформировали специально для испытаний В-29. В нее вошли два В-29 и один В-25. Полеты проводились с аэродрома Романовский, имевшего хорошие подходы (он не был окружен сопками, как большинство других аэродромов в этом районе).

Один В-29 поручили испытывать В.П.

Марунову и А.Ф. Чернову. На освоение самолета отвели два дня. Поскольку с английским у обоих было не очень хорошо, по бомбардировщику лазили с толстым томом словаря. 9 января выполнили четыре вывозных полета (Рей-дель — на левом сиденье, Марунов -на правом). С 11 января Марунов начал летать самостоятельно.

Испытания В-29 на Дальнем Востоке продолжались до 21 июня. Определенные в них данные оказались несколько ниже полученных в США. Например, максимальная скорость не превышала 580 км!ч, а набор высоты 5000 м занимал 16,5 мин. Впрочем, это было естественно, если учесть, что самолет был не новым и уже проходил ремонт.

В июне — июле два В-29 перегнали в Москву. Первый вел Рейдель, майор Мор-жаков был у него вторым пилотом, бортинженером — М.М. Круглов. Посадку совершали на аэродроме ИзмаЙлово. Взлетно-посадочная полоса там была довольно короткая, но, выработав остатки горючег Рейделю удалось сесть. Благополучно приземлилась и машина, пилотируемая Маруновым. Позднее в Москву с Дальнего Востока прибыл и третий В-29.

Один В-29 (№ 42-6256) по прось6 маршала А.Е. Голованова передали в 890-й полк, стоявший тогда на аэродроме Балба-сово под Оршей. Там на «Суперфортрес-се» летал экипаж Н.А. Ищенко. Самолет сохранил на борту надпись «Рэмп Трэмп» И изображение небритого бродяги.

Но в полку бомбардировщик пробыл недолго. Уже в мае 1945 г. в руководстве страны началась проработка возможности копирования В-29 под обозначением Б-4 (позднее Ту-4).

Самолет В-29 № 42-6256 передали ЛИИ для изучения и для доводки мотоустановки с двигателями АШ-73ТК.

Для снятия чертежей № 42-6365 разобрали, а № 42-6358 на всякий случай оставили как эталонный. Все три американские машины получили в СССР бортовые номера в виде трех последних цифр первоначального номера — «256», «365» и «358». Их нанесли на киле выше старого номера более крупными цифрами. На месте символов американских ВВС нарисовали красные звезды.

Самолет «358» (эталон) так и простоял в Измайлове, где его время от времени осматривали различные специалисты. Летать этой машине больше не довелось.

Разобранный «365» по частям доставили в Казань, где с декабря 1945 г. его начали монтировать вновь. Но в первозданный вид бомбардировщик так и не привели. Это было связано с тем, что с начала 1946 г. ОКБ А.Н. Туполева занималось пассажирским вариануом Б-4 -Ту-70. Для ускорения постройки опытного образца в нем решили использовать узлы от «365». Взяли целиком отъемные части крыла, мотогондолы, закрылки, основные стойки шасси и хвостовое оперение. В октябре 1947 г. Ту-70 закончил заводские испытания, в декабре 194Е1 г -государственные. Но в серию самолет не попал из-за перегрузки промышленности выпуском бомбардировщиков Ту-4.

Единственный построенный Ту-70 летал до 1954 г. Он участвовал в различных экспериментальных программах, осуществлял пассажирские и транспортные перевозки по специальным заданиям.

Наиболее интенсивно эксплуатировался «256», находившийся в ЛИИ. Ею решили использовать как носитель экспериментального сверхзвукового ракетного самолета «346» немецкого конструктора Г.

Рессинга. В апреле 1948 г этот В-29 отправили в Казань для переоборудования. Пилон для подвески ракетного самолета смонтировали под правым крылом между мотогондолами.

В 1948 — 1949 гг. на аэродроме в Теплом Стане с В-29 сбрасывали «346-П» и «346-1» — безмоторные варианты ракетHoгo самолета. Их пилотировали немецкий летчик В. Цизе и русский П.И. Казьмин. После завершения испытаний В-29 вернули в Жуковский. Непродолжительное время он использовался для небольших исследовательских работ, а затем был списан и разобран на металлолом.