Война

На 31 августа 1939 г. польские ВВС имели 86 «лосей». Все четыре боевые эскадры, насчитывавшие в общей сложности 36 самолетов, перед войной базировались в Океце. Только 217-я успела полностью перевооружиться на тип В, в трех остальных имелись по одной-две машины PZL-37Abis. Когда отношения с Германией стали накаляться, части рассредоточили и в конце августа разместили на подготовленных для них аэродромах. В Малашевичах базировался 200-й резервный дивизион. Он имел 20 машин, но большинство из них было недоукомплек-товано оборудованием и вооружением, не хватало и летного состава. Там же находилась 213-я учебная эскадра. Кроме того, в Малашевичи перегнали 11 «лосей», только что принятых с заводов, и самолеты, использовавшиеся для разного рода испытаний (в том числе два бомбардировщика с «персеусами»). В Океце находилось на текущем ремонте 14 «лосей».

С раннего утра 1 сентября немецкая авиация нанесла удары по местам сосредоточения польских самолетов. Только один аэродром «лосей», Улец в пригоро-дах Деблина, был выявлен и атакован в первый день войны. При этом пострадала всего одна машина, да и то уже после ухода немецких бомбардировщиков — на посадке «Лось» угодил в воронку от авиабомбы.

Впоследствии налетам подверглись также авиазаводы (около десятка «лосей» сожгли на аэродроме WP-1 и три — на WP-2) и база в Малашевичах (здесь уничтожили семь машин).

Первые три дня «лоси» были в простое. «Наверху» никак не могли выбрать для них «достойную» цель. Запланированный удар по Кенигсбергу отменили уже после того, как на самолеты подвесили бомбы.

Только 4 сентября верховное командование ввело в бой Бомбардировочную бригаду. Ей поручили бомбить 16-й танковый корпус вермахта в районе Радом-ско — Пиотрков.

Немцы двигались в сторону Лодзи. После проведенной утром разведки 27 исправных «лосей» совершили два налета на танковые колонны. После полудня пять Самолетов 215-го дивизиона отправились туда же, а еще пять из 210-го дивизиона бомбили немецкие танки и артиллерию у Велуна. Противнику удалось нанести значительный ущерб, но семь машин не вернулись из боя. 211-Я эскадра в первом вылете потеряла один самолет, сбитый «мессершмиттом», и еще один — во втором. 212-Я лишилась сразу четырех бомбардировщиков. Еще два потерял 215-й дивизион, когда его аэродром в Кучине был обнаружен и атакован немецкой авиацией.

На следующий день состоялся только один вылет шести «лосей» 215-го дивизиона на те же цели. За 4 — 5 сентября «лоси» сбросили на противника около 40 т бомб и, согласно польским данным, сбили три немецких истребителя (один Bf 109 и два Bf 110). 6 сентября шестерка «лосей» вновь отправилась к линии фронта, но была атакована тремя Bf 109.

Поляки ходили на бомбометание без истребительного прикрытия, и при довольно слабом оборонительном вооружении «лосей» несли значительные потери в воздушных боях. Бронезащиты и про-тектирования баков на самолете не было вовсе, что также снижало его боевую живучесть. 7 Сентября стрелку одного «лося» из 216-й эскадры удалось свалить преследовавший его Bf 109. Сам польский бомбардировщик, тоже поврежденный, совершил вынужденную посадку и был расстрелян немецкими самолетами на земле.

К 9 сентября поляки лишились уже 16 «лосей».

Для компенсации потерь днем позже отдали приказ изъять из 213-й эскадры все боеспособные самолеты. Но оказалось, что только девять машин в этом подразделении были способны подняться в воздух, причем все — с некомплектным оборудованием и вооружением. Из них только три можно было посылать в бой.

Несмотря на усиливающуюся сумятицу, стремительный развал фронта и отвратительное снабжение, Бомбардировочная бригада продолжала воевать. Группы по три-четыре машины атаковали части вермахта, двигавшиеся на юго-восток Польши. 10 — 11 Сентября «лоси» бомбили немцев под Радомно, 12-го — под Равой-Мазовецкой.

Нехватка запчастей и горючего быстро снижала боеспособность подразделений бригады. Постоянные «скачки» с одной площадки на другую вынуждали бросать или сжигать поврежденные машины. В руках немцев оказались склады запчастей, аэродромная техника и оборудование. 14 Сентября против целей, обнаруженных западнее Львова, удалось поднять только три «лося». 16 Сентября у реки Буг против немецких танков действовали четыре самолета, а еще три сбрасывали бомбы в районе Влодавы. Это были последние боевые вылеты польских «лосей».

17 Сентября, когда Красная Армия рванулась навстречу немцам на запад, в бригаде осталось десять «лосей», пять из них — неисправные. Горючее было на исходе, бомбы кончились. Вечером того же дня командование польских ВВС отдало приказ об эвакуации уцелевших самолетов в Румынию. За 17 — 18 сентября на румынские аэродромы перегнали 19 «лосей» из боевых подразделений (семь из 210-го дивизиона и 12 — из 215-го) и 11 неукомплектованных машин из Малаше-вичей (в том числе один самолет модификации А).

Каждая машина несла по пять — шесть человек (экипажи увозили своих механиков).

Против советских войск «лоси» ни одного боевого вылета не совершили, и в воздушных боя с нашими самолетами не участвовали. Тем не менее несколько бомбардировщиков этого типа стали трофеями Красной Армии. О судьбе этих машин речь пойдет отдельно.

Всего в оборонительных боях в Польше приняли участие примерно 45 «лосей». Бомбардировочная бригада потеряла 26 машин, в том числе 14 были уничтожены Противником, один сбит собственными зенитчиками, а остальные брошены или уничтожены при отступлении. 11 «лосей» стали жертвами немецких истребителей (все были сбиты Bf 109). Интересно, что относительные потери оказались существенно выше, чем у старых PZL-23B «Карась», которых в воздушных боях сбили 20 из 118. Польские летчики сбросили на врага около 150 т бомб и сбили шесть немецких истребителей.

После окончания боевых действий немцы собрали все доставшиеся им «лоси» и переправили на завод в Океце. Один самолет после ремонта перегнали на летные испытания в Германию, в Рехлин. Возможно, именно эта машина демонстрировалась потом на выставке трофеев в Вене. Остальные либо пустили на слом, либо продали в Румынию на запчасти.